Е. А. Попов (Алтайский государственный университет)

Право и современная социологическая наука

sovremennaya-sotsiologicheskaya-nauka

Статья открывает некие способности взаимодействия современной социологии и науки о праве в развитии такового направления, как социология права.

Ключевики: социология, право, нормы, ценности, правоотношения, онтология, институт, социология права.

Современное социогуманитарное познание, развиваясь по принципу полинаучности, приметно расширяет свои эпистемологические границы, а поэтому сейчас фактически не существует Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) конкретных трактовок тех либо других феноменов, явлений либо процессов, которые становятся объектами для разных областей науки. В этой связи актуализация вопроса, связанного с утверждением научного статуса социологии права, позволяет на определенном примере проследить междисциплинарный нрав классификации наук об обществе и наук о праве.

Исследователи часто продолжают настаивать на самодостаточности Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) объектнопредметного места в тех исследовательских сферах, которыми они занимаются. С одной стороны, это еще раз подчеркивает желание сохранить некоторую значимую автономию определенной области познаний, а как следует, утвердить ценности научного по-

иска с опорой на адекватные методологические установки, с другой же стороны, подобные рвения указывают на очень выраженную ограниченность Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) исследовательских изысканий. В отношении социологии права эти тенденции обнаруживают себя со всей очевидностью, так как затрагивают, как нам кажется, сходу несколько принципиальных стратегических для социогуманитарного познания направлений развития науки.

В 1990-е годы на страничках разных научных изданий развернулась дискуссия о природе социологии права, ее включенности либо Е. А. Попов (Алтайский государственный университет), напротив, исключенности из дискурса 2-ух самодостаточных научных областей — социологической и юридической наук. Целый ряд знатных, сначала социологических, журналов, в множестве которых «Социологические исследования», «Журнал социологии и социальной антропологии» и другие, заострили внимание на «проблеме» социологии

права, имея в виду ее отраслевую неопределенность. И за спором о месте социологии права в системе соц Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) либо юридических наук очевидно угадывалось намерение отдельных социологов и юристов отстоять относительно новое для тех и других научное место, что само по себе могло продвинуть развитие этих отраслей познания в другое исследовательское русло: соответственно социологию — в сферу правовых отношений, а юриспруденцию — в социокультурную действительность.

В. В. Лапаева отмечает в Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) связи с этим, что «в социологической литературе доминирует представление, согласно которому социология права — это одна из отраслей общей социологии, т. е. дисциплина социологическая, а не юридическая» (Лапаева, 1999: 47). И если социология оперирует довольно широким диапазоном категорий социальной направленности, включая и правовые концепты, то для наук о праве генеральной линией все Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) таки остается нормативно-правовая детерминация происходящих в мире и в обществе процессов. Исходя из этого положения можно вести речь

о смене методологических ценностей сначала для юриспруденции, стремящейся выйти за рамки серьезных нормативных конструкций. Правда, что касается социологии права исходя из убеждений самой социологии, то направляет на себя внимание выраженный девиантологический вектор Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) в исследовательских работах данного направления. Так, если обратиться к публикациям последних лет, состоявшимся на страничках научного журнальчика «Социологические исследования», то можно просто найти схожую закономерность (Теребихин, 2010; Лысова, Щитов, 2010; Гилинский, 2009; Грошева, 2008; 2009; Ушакова, 2008). Совместно с тем такое сужение исследовательского поля очевидно не идет на пользу самой социологии, так как Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) приметно понижает эвристический потенциал социально-правовых (либо социологоправовых) ракурсов исследования. Не усматривается в данном случае и признаков процесса так именуемой социологизации правовой науки (Тадевосян, 1997: 64), хотя конкретно в этом направлении, по-видимому, и следовало бы ждать более приметных достижений, если подразумевать достаточно поверх-

ностный социокультурный контекст правовых исследовательских работ Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) в угоду жесткой нормативной традиции.

На наш взор, исключительно в ближайшее время, но снова же в рамках социологических изданий стали предприниматься пробы сконструировать тезисы о культурной либо социокультурной специфике права как такого. Например, Н. С. Тимашев, задаваясь в очередной раз вопросом «Что такое социология права?», приводит идея, согласно которой «право — это Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) культурная сила (выделено мной. — Е. П.)» (Тимашев, 2004: 107). Правда, следует увидеть, что далее заявленного тезиса создатель не продвинулся и все таки свел «культурную силу» к поведенческим и волевым чертам индивидума, следуя, разумеется, устойчивому сложившемуся в социологических публикациях стереотипу девиантологической интерпретации триадного взаимодействия человека, норм права и нормативно-ценностного комплекса культуры. Броско Е. А. Попов (Алтайский государственный университет), что дальше создатель со ссылкой на «превосходное исследование социологической тенденции в юриспруденции», выполненное южноамериканским правоведом Р. Паундом (Pound, 1911; 1912a; 1912b), воспроизводит его сентенцию, которая все таки нуждается в дополнительной рефлексии: «...область исследования социологии права уже занята юриспруденцией. Это — неоспоримый факт» (Тимашев, 2004: 109). К этому остается добавить, что все таки Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) безусловных фактов даже в юриспруденции встречается не такое величавое огромное количество, а для социогуманитарного познания утверждение абсолютных категорий, меж иным, и совсем не является самоценным.

Четче ориентир на гуманитарное начало в развитии социологии права определен в рассуждениях В. В. Лапаевой, которая считает: «Отличительным признаком совре-

менной социологии права является Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) приметное расширение ее междисциплинарных связей с новыми научными дисциплинами: юридической конфликтологией, юридической политологией, юридической антропологией, юридической этнографией и т. п., процесс выделения которых в качестве самостоятельных сфер познания находится в русле общей тенден-

ции развития науки и связан сразу и с дифференциацией, и с взаимопроникновением научного знания» (Лапаева, 2008: 151). Если брать Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) в расчет культуроцентричность современного научного познания, то становится понятным желание создателя выйти за рамки «монодисциплинарности» и представить развитие социологии права в ракурсе социокультурных концептов современности. Неясным, но, остается то событие, что могут представлять собой обозначенные новые дисциплины — юридическая политология, юридическая антропология и т. д. Как нам кажется, судьба Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) их еще больше неочевидна, чем судьба самой социологии права. Вкупе с тем остается под вопросом и актуализация таких отраслей социологии, как, например, социология уголовного либо штатского права. По мысли Э. В. Тадевосяна, «наиболее дифференцированной и всераспространенной структурой социологии права можно считать ту, которая связана с разнообразием объекта зания Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) и системой права: к примеру, социология уголовного права, социология домашнего права, социология муниципального (конституционного) права, социология административного права и т.д.» (Тадевосян, 1997: 67). Со всей очевидностью в этом перечислении раскрывается желание исследователя придать хоть какой отрасли права некоторый «довесок» в виде социологического конструкта, но подобного рода рвения практически всегда оборачиваются манифестацией Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) каких-то неубедительных событий.

Сейчас мы не можем не увидеть отсутствие внимания к обозначенной проблематике со стороны знатных юридических изданий, что, на наш взор, разъясняется закоренелым воззрением об утилитарном, а поточнее — сначала эмпирическом значении социологии для правоведения в части активного использования определенных способов исследования. Вот поэтому часто Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) встречаются суждения о расширении предметной области проводимых в рамках социологии права исследовательских работ с внедрением различных средств и способов исследовательской деятельности (Саидов, 2006: 97). Естественно, для юриспруденции либо неких

ее областей (криминологии, к примеру) это событие является нужным условием приращения нового познания, но сведение социологии только к обеспечению «технологического процесса» в исследовании определенных феноменов Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) либо явлений, в том числе и правовых, звучит само мало неубедительно. К слову сказать, современная социология также переживает нечто схожее кризису, сама того не хотя, обозначив демаркационную линию меж теорией и практикой научного изыскания, — не тайна, что часто игнорирование узнаваемых принципов социологической теории приводит исследователей к очень поспешным Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) выводам и принуждает усомниться в эвристической ценности приобретенных результатов.

Ворачиваясь к дискуссии о сущности социологии права в разных научных изданиях, заметим, что если социологические журнальчики в главном ставили вопрос о междисциплинарном нраве развития этого исследовательского направления, то некие публикации в узнаваемых юридических журнальчиках обращались к поиску парадигмальных ориентиров социологии права Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) (Лапаева, 1989; 1992 и др.). По сути и 1-ый, и 2-ой ракурсы освещения обозначенной проблематики имеют свою ценность и позволяют судить

о значимости и необходимости предстоящего развития социологии права не просто как юридической либо же социологической дисциплины либо отрасли познания, как всеохватывающей научной области, самодостаточной в системе наук об обществе и наук Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) о праве. По уже известным публикациям можно прийти к выводу

о преобладании точки зрения, в согласовании с которой социология права рассматривается то как часть общей социологии (при всем этом приемущественно исследуется неувязка соотношения разных категориальных систем — общество, право, нормы, ценности и т. д.), то соотносится или открыто противопоставляется Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) теории права, символизирующей, на самом деле, начало начал в цикле юридических наук. Подобного представления держится, а именно, доктор В. В. Варчук, склонный считать социологию права все таки отраслью социологии. Он считает: «Что касается социологии

права, то она, как часть общей социологии, получила от нее сильно много. Многие понятия, которыми пользуется Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) социология права («социальное принуждение», «социальный контроль», «коллективное сознание», «роль», «аккультурация» и др.), — это понятия общей социологии, которым придан правовой аспект» (Варчук, 1996: 105). В то же время, по мысли ученого, теория права (либо «догматическая юриспруденция») принуждает правоведа «в силу собственной проф специфичности находиться вроде бы снутри правовой системы», а «социолог же, напротив, пребывает вне Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) изучаемой системы... и, следя ее, ни в коей мере не оказывает влияние на ее функционирование» (там же: 106). В принципе дальше можно обозначить связь социологии и с другими областями познания, и даже, может быть, с естественными науками, но, на наш взор, путь этот не является продуктивным и еще больше способен Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) запутать исследователя, поставившего собственной целью изучить природу социологии права, выявить этапы ее развития. По-видимому, корень решения препядствия соотношения социологии права и других сфер зания лежит в особенностях концептуализации современной социологии и системы наук о праве сначала XXI в.

Особенного внимания, как нам кажется, заслуживает вопрос и Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) о включенности неких методологических позиций правовой науки в «цивилизационные проекты», соответствующие для социогуманитарной научной области и представляющие из себя не что другое, как новые ракурсы восприятия мира, человека, общества, страны. Исходя из убеждений неких исследователей, такие «проекты» не всегда оперируют категориями нормы, социальной справедливости, правовой ответственности и др., но как и Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) раньше ориентированы на регулирование публичных противоречий. Ф. М. Раянов, к примеру, считает, что, «будучи составной частью обществоведческой науки, юридическая наука... должна находиться в здоровой оппозиции по отношению к действующей гос власти» (Раянов, 2006: 48). Понятно, что такое положение вещей не совершенно соответствует статусу науки, а быстрее охарактеризовывает определенный факт

публичных отношений Е. А. Попов (Алтайский государственный университет), но через призму нормативного подхода явна мораль — юридическая наука более оперативно способна заполнить ниши в системе права и предложить этим же органам гос власти действующие методы преодоления определенных противоречий. Совместно с тем и социогума-нитарная сфера зания испытывает противоречия методологического плана и поэтому с трудом выстраивает свои «цивилизационные Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) проекты» — «многомерная социальность как непростая динамическая форма не схватывалась имеющимися познавательными средствами. Концепции общественного и коммуникативного деяния исчерпали свои методологические ресурсы» (Кемеров, 2005: 27). Как лицезреем, в подобных критериях сложных и полных противоречий методологических исканий оказываются и современная юридическая наука, и область познаний о социальной действительности. И если для первой вектор поиска Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) ориентирован в социокультурное место — в мир ценностей, эталонов, традиций, к государственной идее и т. д., а не только к утверждению тех либо других норм права, то для 2-ой — к таким «цивилизационным проектам», которые очеловечивают окружающую действительность, сохраняют элементы духовного в ней.

Социология сейчас, в отличие от юридической Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) науки, обязана решать задачи «вечных» спутников современного социогу-манитарного познания — категориальных систем культурного и социокультурного, границы которых в научном смысле зыбки и не могут быть определены только эмпирическими методиками. Все же конкретно прикладной социологии отводится некоторое не оправданное теоретиками первенство в инте-риоризации обозначенных концептов. А именно, усилившийся в ближайшее Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) время наклон в сторону операционализации мира, его многозначных составляющих и пробы за счет аппарата социологической науки узнать процентные соотношения и характеристики ресурсов окружающей действительности все почаще игнорируют онтологические свойства реальности. По мысли М. Н. Руткевича, задачи общественного порядка (воспроизводство численности населения) способны в контексте

личных социологических теорий и тесновато связанных Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) с ними эмпирических социологических исследовательских работ предоставлять «макросоциологии» «необходимый материал для принципных суждений о развитии мира в прошедшем и настоящем» (Руткевич, 2005: 22). Это положение стало типичным эмблемой современной социологии, идущей по пути манифестации и императивности опытнейшего начала; ситуация складывается таким макаром, что к классическому осознанию социологии как науки об обществе Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) (в расширительном теоретическом истолковании) равномерно добавляется особое значение социологии как науки о соц опыте, социальной экспертизе и прогнозе. Вкупе с тем приметные подвижки происходят и в самой теории общества — «современное общество представляет собой социобиотехнический организм, систему» (Яницкий, 2005: 84). Подобные интерпретации акцентируют внимание на современности, создавая нередко картину особенного положения общества Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) оптимального, развивающегося в большей степени в масштабе экономических ценностей. Разумеется, что свойства духовного общества категорически не подходят для современности: по законам общественного развития они будто бы утрачивают собственный начальный смысл, уступая место более отвечающим времени особенностям. Вправду, современное общество не просто социологично, оно в высочайшей степени технологично. Очевидно, это Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) предназначает особые процедурные этапы в исследовании публичных отношений и связей. Все таки технологичное общество обладает выраженным рвением к преодолению культурного традиционализма и, означает, движется в направлении десемантизации узнаваемых «культурных идиом» — это есть основная разработка современного общества, «социобиотехниче-ского организма». Для социологии в этом заключается большая сложность — в ближайшее время складывается Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) такое воспоминание, что теоретическая социология, не способная отрешиться от аспекта научной классичности, в вопросах трактовки духовности и ее соц значений на голову опережает социологию экспериментальную, в большинстве

собственном ведомую подсчеты духовных утрат. Тут на 1-ый взор нет никакой угрозы — это только еще одна приметная сторона в развитии научного мышления и Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) попытка представить мир не только лишь в императивности ценностей и норм.

Исходя из убеждений конфигураций, происходящих в социологической науке, непременно, затрагивающих и юриспруденцию, судьба социологии права будто бы более либо наименее становится понятной. Не остается колебаний в том, что социология права должна следовать тем методологическим «идеалам», к которым стремится в Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) целом вся «большая» социология, а конкретно — социокультурным доминантам, а не только технологическим, процессуальным ценностям. В то же время социология права не должна любым образом показывать свое отчуждение по отношению к юридическому познанию, но такому познанию, которое не ограничивает себя жизнеописанием правовых норм и процедур их воздействия на человека и Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) общество и сначала устанавливает планку социокультурного постижения окружающей действительности.

Перечень ЛИТЕРАТУРЫ

Варчук, В. В. (1996) Социология права — ветвь социологии // Социол. исследования. № 10. С. 95-108.

Гилинский, Я. И. (2009) Социология девиантности (новеллы и перспективы) // Социол. исследования. № 8. С. 70-73.

Грошева, И. А. (2008) Соц контроль в практиках профилактики девиаций // Социол. исследования. № 2. С. 97-101.

Грошева, И. А. (2009) Модальная личность Е. А. Попов (Алтайский государственный университет): портрет с отклонениями // Социол. исследования. № 3. С. 82-88.

Кемеров, В. Е. (2005) Меняющаяся роль социальной философии и цивилизационные проекты // Вестник Русского философского общества. № 3. С. 22-31.

Лапаева, В. В. (1989) Социологическое обеспечение законотворчества // Русское правительство и право. № 9. С. 27-35.

Лапаева, В. В. (1992) Социология права: в поисках новейшей парадигмы // Правительство и право. №7. С. 15-27.

Лапаева, В. В. (1999) Социология права Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) как юридическая дисциплина? // Социол. исследования. №7. С. 47-57.

Лапаева, В. В. (2008) Социология права: история и современность // Социол. исследования. №6. С. 145-154.

Лысова, А. В., Щитов Н. Г. (2010) О внутрисемейном насилии // Социол. исследования. № 10. С. 55-62.

Раянов, Ф. М. (2006) Матрица правового страны и наша юридическая наука // Правительство и право. № 8. С. 45-50.

Руткевич, М. Н. (2005) Воспроизводство Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) населения и социально-демографическая ситуация в Рф // Социол. исследования. № 7. С. 22-30.

Саидов, А. Х. (2006) Социология права: каковой ее научный статус? // Социол. исследования. №7. С. 97-103.

Тадевосян, Э. В. (1997) К вопросу о социологии права // Социол. исследования. № 11. С. 62-68.

Теребихин, В. М. (2010) Флуктуации суицидального поведения населения Республики Коми // Социол. исследования. № 10. С. 48-54.

Тимашев, Н. С Е. А. Попов (Алтайский государственный университет). (2004) Что такое социология права? // Социологические исследования. №4.

С. 107-112.

Ушакова, Е. С. (2008) Суицидальные опасности // Социол. исследования. № 2. С. 106-110.

Яницкий, О. Н. (2005) Наша родина как экосистема // Социол. исследования. № 7. С. 84-94.

Pound, R. (1911) The Scope and Purpose of Sociological Jurisprudence (Part I) // Harvard Law Review. Vol. 24. P. 591-619.

Pound, R. (1912a) The Scope and Purpose of Sociological Jurisprudence Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) (Part II) // Harvard Law Review. Vol. 25. P. 140-168.

Pound, R. (1912b) The Scope and Purpose of Sociological Jurisprudence (Part III) // Harvard Law Review. Vol. 25. P. 489-516.

LAW AND MODERN SOCIOLOGICAL SCIENCE E. A. Popov (Altai State University)

The article reveals some possibilities of the interaction between contemporary sociology and law Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) in the development of such a field as the sociology of law.

Keywords: sociology, law, norms, values, legal relations, ontology, institution, the sociology of law.

BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION)

Varchuk, V. V. (1996) Sotsiologiia prava — otrasl’ sotsiologii // Sotsiologicheskie issledovaniia. №10. S. 95-108.

Gilinskii, Ia. I. (2009) Sotsiologiia deviantnosti (novelly i perspektivy) // Sotsiologicheskie issledovaniia. № 8. S. 70-73.

Grosheva Е. А. Попов (Алтайский государственный университет), I. A. (2008) Sotsial’nyi kontrol’ v prak-tikakh profilaktiki deviatsii // Sotsiologicheskie issledovaniia. № 2. S. 97-101.

Grosheva, I. A. (2009) Modal’naia lichnost’: port-ret s otkloneniiami // Sotsiologicheskie issledovaniia. №3. S. 82-88.

Kemerov, V. E. (2005) Meniaiushchaiasia rol’ sotsial’noi filosofii i tsivilizatsionnye proekty // Vestnik Rossiiskogo filosofskogo obshchestva. № 3. S. 22-31.

Lapaeva, V. V. (1989) Sotsiologicheskoe obespe-chenie zakonotvorchestva // Sovetskoe gosudarstvo

i Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) pravo. №9. S. 27-35.

Lapaeva, V. V. (1992) Sotsiologiia prava: v pois-kakh novoi paradigmy // Gosudarstvo i pravo. № 7. S. 15-27.

Lapaeva, V. V. (1999) Sotsiologiia prava kak iuridicheskaia distsiplina? // Sotsiologicheskie issledovaniia. № 7. S. 47-57.

Lapaeva, V. V. (2008) Sotsiologiia prava: istoriia

i sovremennost’ // Sotsiologicheskie issledovaniia. №6. S. 145-154.

Lysova, A. V., Shchitov N. G. (2010) O vnutrise-meinom nasilii // Sotsiologicheskie Е. А. Попов (Алтайский государственный университет) issledovaniia. №10. S. 55-62.

Raianov, F. M. (2006) Matritsa pravovogo gosu-darstva i nasha iuridicheskaia nauka // Gosudarstvo

i pravo. №8. S. 45-50.

Rutkevich, M. N. (2005) Vosproizvodstvo nasele-niia i sotsial’no-demograficheskaia situatsiia v Ros-sii // Sotsiologicheskie issledovaniia. № 7. S. 22-30.

Saidov, A. Kh. (2006) Sotsiologiia prava: kakov ee nauchnyi status? // Sotsiologicheskie issledovani-ia. №7. S. 97-103.

Tadevosian, E. V Е. А. Попов (Алтайский государственный университет). (1997) K voprosu o sotsiologii prava // Sotsiologicheskie issledovaniia. № 11. S. 62-68.

Terebikhin, V. M. (2010) Fluktuatsii suitsidal’no-go povedeniia naseleniia Respubliki Komi // Sotsiologicheskie issledovaniia. № 10. S. 48-54.

Timashev, N. S. (2004) Chto takoe sotsiologiia prava? // Sotsiologicheskie issledovaniia. № 4. S. 107-112.

Ushakova, E. S. (2008) Suitsidal’nye riski // Sotsiologicheskie issledovaniia. № 2. S. 106-110.

Ianitskii, O. N. (2005) Rossiia kak ekosistema // Sotsiologicheskie issledovaniia. № 7. S Е. А. Попов (Алтайский государственный университет). 84-94.

Pound, R. (1911) The Scope and Purpose of Sociological Jurisprudence (Part I) // Harvard Law Review. Vol. 24. P. 591-619.

Pound, R. (1912a) The Scope and Purpose of Sociological Jurisprudence (Part II) // Harvard Law Review. Vol. 25. P. 140-168.

Pound, R. (1912b) The Scope and Purpose of Sociological Jurisprudence (Part III) // Harvard Law Review. Vol Е. А. Попов (Алтайский государственный университет). 25. P. 489-516.

КиберЛенинка: https://cyberleninka.ru/article/n/pravo-i-sovremennaya-sotsiologicheskaya-nauka


e-p-ilin-psihofiziologiya-stranica-17.html
e-p-ilin-psihofiziologiya-stranica-3.html
e-p-ilin-psihofiziologiya-stranica-9.html