Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14



- Это вы где же читали?


- Мог бы вычитать даже в сочинениях ваших западных востоковедов, потому что это сведение находится и там. Но фактически я отыскал это в старой санскритской рукописи (перевод с китайского) второго столетия Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 до вашей эпохи; оригинал же находится в старом сочинении, известном под именованием "Хранитель 5 основных добродетелей" - род хроники либо трактата о музыкальном развитии в Китае, написанный по приказанию правителя Хоанг-ти за Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 несколько сот лет до вашей эпохи.


- Да разве китайцы когда чтo понимали в музыке? - рассмеялся полковник. - Я слышал и в Калифорнии, и в других местах заезжих артистов из Небесной Империи... Их музыкальная какофония Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 способна с разума свести человека на месте...


- То же самое многие из вас, западных музыкантов, молвят и про нашу - как древнеарийскую, так и современную музыку индусов. Но, во-1-х, понятие о Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 мелодии - вещь совсем условная; а во-2-х, есть большая разница меж познанием музыкальной техники и применением этого познания к развитию мелодий, доступных всякому, - как образованному, так и необразованному - уху. В техническом отношении Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 музыкальная пьеса может быть превосходна, а сама мелодия являться полностью непонятною и даже неприятною для непривыкшего к ней уха. Ваши самые известные оперы, к примеру, кажутся нам, индусам, каким-то одичавшим Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 хаосом, каскадом неприятно резких, спутанных звуков, в каких мы ровно ничего не смыслим, а только получаем, слушая их, мигрень. Я бывал не раз и в Английской и в Парижской опере, слушал Россини и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 Мейербера; я вожделел дать для себя отчет в моих впечатлениях и слушал с величайшим вниманием. Признаюсь, я предпочитаю наши обыкновенные туземные мелодии всем произведениям ваших наилучших живописцев в Европе. 1-ые Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 мне полностью доступны, а вторых я совсем не понимаю, и они так же не много меня трогают, как и наши национальные напевы вас. Но, оставляя всякие "напевы" в стороне, скажу вам, что не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 только лишь наши праотцы, но даже и праотцы китайцев, естественно, не уступают вам, европейцам, если не в инструментальной технике, то в музыкальной "технологии" и в особенности в отвлеченных понятиях о музыке.


- Арийские народы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 древности, может быть, и не уступают нам, но допустить то же самое в туранской расе китайцев тяжело, - спорил наш президент.


- Но музыка природы была всюду первою ступенью к музыке искусства. Мы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 предпочитаем первую, и потому держимся ее веками. Наша музыкальная система есть величайшее искусство, если - извините этот кажущийся феномен - избегать всего искусственного; другими словами она отторгает в собственных мелодиях все звуки, не входящие в реестр Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 живых голосов в природа. Китайцы конкретно этого-то и не делают. Китайская система, к примеру, содержит внутри себя восемь основных звуков, служащих вроде бы камертоном для всех других происходящих от головного Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 звука тонов, которые и классифицированы под именами их родоначальников. Эти восемь звуков сущность: метал, камень, шелк, тростник, тыква, глиняная посуда, кожа, дерево. Потому у их являются: железные, древесные, глиняные, тыквенные, кожаные, буковые и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 каменные тоны. Таким макаром и мелодии у их не может быть никакой, а выходит один сумбур: их музыка состоит из спутанных серий отдельных нот. Их императорский гимн, к примеру, есть ряд Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 одних длинноватых, нескончаемо вытягиваемых звуков в унисон. Но у нас все своеобразно и самобытно; мы, индусы, должны нашею музыкой одной живой природе, а не неодушевленным предметам. Мы, в высшем значении этого слова Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, пантеисты; потому и музыка наша, так сказать, пантеистическая. Но вкупе с тем она и в высшей степени научная. С самой колыбели населения земли арийские народы, вышедшие первыми из младенчества, стали прислушиваться к Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 голосам природы и отыскали, что обе, мелодия и гармония, соединяются только в одной нашей величавой мамы. В ней нет ни липовых, ни искусственных нот, и вот человек, венец ее сотворения Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, пожелал подражать ее звукам. В совокупы все эти звуки (по единодушному показанию ваших же физиков) соединяются в один тон, который мы слышим, когда умеем прислушиваться, в несмолкаемом шелесте листвы огромных лесов, в журчании Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 вод, в реве океана и бури, и даже в отдаленном рокоте огромных городов. Этот тон - средний F, основной тон во всей природе. В наших мелодиях он нам служит исходною точкой, которую Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 мы воспроизводим с первой нотки и вокруг которой группируются все остальные. Заметив, что верхние, нижние и средние нотки имеют любая собственного типического представителя в животном королевстве; что козел, павлин, бык, попугай, лягушка, тигр Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, слон и т. д. имеют, любой из их, свою особую нотку, наши праотцы стали прислушиваться и отыскали, что всякая из этих нот соответствует одному из 7 основных тонов. Так была открыта и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 базирована октава. На подразделения же и размер их навели сложные звуки тех же животных.


- О вашей старой музыке, - ответил полковник, - и о том, изобрели ли что в музыке ваши праотцы либо нет Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, я, естественно, ничего не знаю. Но, признаюсь, слушая пение ваших современных индусов, я никак бы не мог заподозрить их в знакомстве с какою бы то ни было музыкой.


- Это поэтому, что вы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 еще никогда не слыхали реального певца. Поезжайте в Пуну и посетите "Гайан-Самадж",<> и только тогда мы возобновим этот разговор. До того времени зря спорить...


- Музыка старых арийцев, - в один момент вмешался бабу Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 за честь собственной родины, - растение допотопное и практически исчезнувшее из Индии, но все таки достойное полного внимания и исследования. Это полностью подтверждено сейчас моим соотечественником, раджой Сурендронат Тагором,<> который, по сознанию наилучших Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 музыкальных критиков Великобритании, твердо установил права старой Индии "считаться мамой музыкальной науки". Любая школа - итальянская, германская и древнеарийская - родилась в собственный особый период, развилась в собственном исключительном климате и при совсем Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 различной обстановке. И как всякая из этих школ имеет свою особенность, а для собственных последователей и красота, так и наша школа не представляет собою исключения. Исключительно в то время, как вы, европейцы, приучены Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 к мелодиям Запада и отлично знакомы с вашими школами, наша музыкальная система, как и почти все другое в Индии, вам еще совсем неведома. Потому, осмеливаюсь заявить, что вы, полковник, и судить о ней не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 имеете права...


- Не кипятись, бабу. Всякий имеет право если не судить, то расспрашивать о незнакомом ему предмете, по другому он никогда и не выяснит правды... Если б, - продолжал такур, - музыка индусов принадлежала Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 (как гласит бабу) к настолько же не много отдаленной от нас эре, как и европейская, соединяя внутри себя при том, как последняя, все выработанные в различные эры и разными музыкальными системами плюсы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, то может быть знатоки и сообразили бы и лучше оценили бы ее. Но наша музыка принадлежит к доисторическим временам. Кроме разве старых египтян (которые, если судить по двадцатиструнной арфе, отысканной Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 Брюсом в одной из фивских гробниц, были тоже посвящены в музыкальные таинства гармонии), мы, индусы, являемся единственным знакомым с музыкой народом в те еще времена, когда все другие цивилизации на земном шаре Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 боролись со стихиями за одно право собственного существования. Мы обладаем сотками санскритских рукописей о музыке, никогда еще не переведенных даже и на туземные языки. В глубокую древность этих трактатов (от 4000 до 8000 лет) мы, индусы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, невзирая на все отрицательные резоны ваших востоковедов, полностью верим и будем упорствовать в этой вере, ибо мы их читали и изучали, а европейские ученые их пока и в глаза не видали Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14. Таких трактатов, написанных в различные и самые далекие эры, у нас много, и они все согласуются в собственных показаниях, доказывая нам яснее денька, что в Индии музыка была уже известна и приведена Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 в систему, когда современные цивилизованные цивилизации жили еще на западе Европы как одичавшие племена. Но все это не дает нам но права добиваться, чтоб вам, европейцам, нравилась наша музыка, к Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 которой не приучены ваши уши и духа коей вы неспособны еще пока осознать... Мы можем до некой степени разъяснить вам ее технику, дать вам некое понятие о ней как о науке; но сделать Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 в вас то, чтo арийцы называли ракти, либо способность людской души принимать и очаровываться совокуплениями разных звуков в природе - альфа и омега нашей музыкальной системы - никто не может, как не могут Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 вынудить и нас упиваться мелодиями Беллини.


- Но почему же? - кипятился полковник, - и что же это все-таки за потаенная сила такая в вашей музыке, которую способны осознать одни вы, азиаты? Если мы с вами Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 разнимся в цвете кожи, то ведь за то наш органический механизм один и тот же. Другими словами, та физиологическая конструкция костей, крови, нерв, жил и мускулов, из которой состоит индус, имеет столько Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 же частей, связанных одна с другою по совсем такому же плану либо модели, как и живой механизм, узнаваемый под именованием янки, британца либо всякого другого европейца. Они, являясь на свет из Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 одной и той же мастерской природы, имеют одно начало, как один и тот же конец: физиологически говоря, мы дубликаты друг дружку...


- Физиологически - да, и даже психологически, если б только не вмешивалось Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 меж нами воспитание, которое, что ни гласи, выкручивает природу человека в ту либо другую сторону, изменяя не только лишь интеллектуальное, да и духовное направление его: в других случаях совсем погашая в нем божественную искру, в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 других - раздувая и даже превращая ее в негасимый маяк, служащий путеводною звездой его интеллектуальных возможностей на всю жизнь.


- Так. Но все таки это чуть ли может иметь такое сильное Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 воздействие на физиологию уха.


- Ошибаетесь снова. Если в физическом либо быстрее в физиологическом отношении рассматриваемый как людская машина индус ничем не разнится от европейца, то вследствие совсем типичного воспитания, в интеллектуальном и психологическом Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, в особенности в психологическом отношении, оба диаметрально отличаются один от другого, представляя вроде бы два разных вида в природе. Вспомните только, как цвет лица, сложение, способность к произрождению, жизненность и все наследные Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 свойства чисто физических отправлений меняются с течением времени вследствие погодных критерий, еды и обиходной обстановки человека (новая научная маска ваших материалистов, если не ошибаюсь, для удобнейшего игнорирования более отвлеченных загадок бытия), и вы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 получите ответ на ваш вопрос. Примените этот самый закон постепенного перерождения уже не к физическому, а чисто психологическому элементу в человеке, и вы узрите те же результаты. Изменяя воспитание души Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, вы изменяете ее возможности. Там, где она до этого услаждалась, усматривая нечто полностью труднодоступное по другому воспитанной душе, она уже не ощущает ничего не считая скукотищи и пред нею является один хаос... Вы, к Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 примеру, верите, - и верите только на основании доказанного вековым опытом, - что гимнастика, уплотняя мышцы, не только лишь развивает тело человеческое, да и способна вроде бы переродить его; мы же, индусы, идем одною ступенью Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 выше: мы верим, вследствие тысячелетних опытов и беспристрастных демонстраций, что существует гимнастика и для души, как для тела. Это наша потаенна, потаенна униженных, порабощенных одной животной силой индусов, и просочиться Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 в эту тайну мы не дозволим никому, не считая горсти избранных, но она может быть подтверждена вам в свое время... Что равномерно одаряет глаз мореплавателя зрением сокола, акробата ловкостью и силой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 мортышки, бойца - стальными мускулами? Упражнение и один навык, скажете вы. Так почему же не представить такую же способность и в душе человека, как в его теле? Разве только поэтому, что современная наука Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 либо совершенно отторгает душу, не допускает и не признает в ней отдельной от тела личности?..


- Много, такур. Вы-то уж должны бы знать, что я верю как в душу, так и в ее Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 бессмертие...


- Мы верим в бессмертие духа, а не души... Вобщем это нейдет к делу. Итак, вы должны согласиться, что упражнением всякая дремлющая в душе людской способность может быть доведена до высшей Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 точки собственной силы и деятельности, равно как вследствие неупотребления и отвычки любая такая способность может и заглохнуть, и даже совсем пропасть. Природа так ревнива к своим дарам, что в нашей власти систематически развивать либо Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 убивать в наших потомках - и даже в продолжение очень немногих поколений - какой угодно физический либо интеллектуальный дар, просто вследствие 1-го упражнения либо полного пренебрежения...


- Но ведь этим вы все-же не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 объясняете мне потаенной красоты ваших государственных мелодий...


- К чему заходить в подробности, когда вы сами должны созидать, что мое разъяснение есть общий ключ к разрешению не только лишь вашего вопроса, да Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 и мириады других задач? Ухо индуса приучено веками схватывать один род композиций слуховых волн либо атмосферических вибраций, а ухо европейца привыкло к другому роду; потому где душа первого услаждается, там душа последнего не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 ощущает ничего, а уши мучаются. Я мог бы на этом и тормознуть, потому что разъяснение, кажется, настолько же просто, как оно и понятно; но желаю пробудить в вас нечто более чувства Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 довольного любопытства. То, что я вам произнес, объясняет тайну только с ее физиологической стороны. Оно является настолько же понятным, как и факт, что мы, индусы, безнаказанно едим, к примеру каждый денек целыми Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 горстями пряности, от одной крошки коих у вас могло бы сделаться чуть ли не воспаление в кишках. Наши слуховые нервишки, сначала времен тождественные в собственных возможностях с вашими, переродились вследствие векового упражнения и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 сделались настолько же хорошими от ваших, как и цвет нашей кожи и наши желудки. Прибавьте к этому, что глаз наших кашмирских ткачей, парней и дам, отличается способностью различать ровно 300 тенями более, ежели глаз Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 европейца, - это по показанию ваших ученейших физиков и лионских фабрикантов, - и всякий усвоит, как просто объяснение кажущейся трудности. Навык, закон наследства, все, что угодно... Но вы, прибыв из Америки учить Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 индусов и их религию, никогда не поймете последней, если до этого не научитесь знать, как тесновато, как практически неразрывно связаны все наши науки не с современным, естественно, ортодоксальным, несведущим брахманизмом, а с философией Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 нашей первобытной религии Вед.


- Но что все-таки, к примеру, музыка имеет общего с Ведами?..


- Почти все - практически все. Как то было у старых египтян и китайцев, так и у нас Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14: все звуки в природе, а потому и музыка находились в прямой связи с астрономией и арифметикой, другими словами с планетками, знаками зодиака, с солнечным и лунным течением и с числами; а в особенности Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 с тем, в самом существовании чего ваши ученые еще не совершенно убеждены, с акашей, либо эфиром места. Учение о "музыке сфер" родилось тут, а не в Греции, либо Италии, куда его ввез Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 Пифагор только по окончании собственных занятий с гимнософистами Индии. И, естественно, лучше кого бы то ни было, и до, и после него, знал этот величавый философ, - единственный из западных мудрецов, открывший до Коперника и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 Галилея гелиоцентрическую систему мира, - как мельчайший звук в природе находится в зависимости от акаши и ее соотношений. Одна из 4 Вед, "Самаведа", вся состоит из пения. Это - собрание гимнов и мантр, петых во Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 время жертвоприношений "богам", другими словами стихийным силам. Понятно, что при знакомстве с естествознанием (а наши древнейшие жрецы если и не были знакомы с естественными науками по новым способам химии и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 физики, зато знали много такового, до чего современные ученые еще не добрались), жрецы тотчас и заставляли стихийных "богов" либо слепые силы природы отвечать их молитвам разными знамениями. В этих мантрах каждый звук, мельчайший Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 переход рассчитан и имеет свое значение; а, имея причинность, обязан иметь, естественно, и свое действие. "Учение о звуке, гласит доктор Лесли, есть безусловно самое неуловимое, тонкое и сложное изо всей серии Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 физических наук". А если кто когда поймал в полном совершенстве это учение, то, естественно, это древнейшие "риши", наши философы и святые, оставившие нам в наследие Веды...


- Я сейчас начинаю лучше осознавать Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, откуда взялось начало всех мифологических сказок греческой древности, - вдумчиво проговорил полковник. - Басни о свирели бога Пана и его "сиринксе", семитростниковой дудке, о фавнах, сатирах и даже о лире самого Орфея... Я знаю, что античные Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 греки имели не много понятия о гармонии, и, естественно, не их ритмические декламации в драмах (возможно, никогда не доходившие даже до высоты современного, самого обычного речитатива), поддерживаемые слабою лирой да свирелью Пана Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, могли когда-либо внушить им идея о всечарующей лире Орфея. Я очень начинаю склоняться к воззрению многих из наших узнаваемых филологов и ученых. Подозреваю, что Орфей, самое имя которого ?????? либо ???????, другими словами Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 темнокожий, свидетельствует, что даже меж смуглыми греками он числился еще смуглее их самих, - выходец из Индии. Таково было мировоззрение Ламприера и нескольких других...


- Ваше подозрение, может быть перейдет и в реальность когда Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14-нибудь. Нет никакого сомнения, что самый высочайший и незапятнанный из музыкальных стилей древности принадлежит Индии. У нас все наши легенды приписывают волшебное воздействие музыке, как дару и науке, прямо ниспосланным на Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 землю богами. И хотя мы вообщем приписываем все искусства небесному откровению, но музыка стоит во главе всех иных. Изобретение вины, инструмента вроде вашей гитары, принадлежит Нараде, отпрыску Брахмы. Вы будете очень смеяться, если Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 я вам скажу, к примеру, что наши античные ундгатри (певчие жрецы), обязанностью коих было служить при ядайи (жертвоприношении), знали кое-что из неизвестных загадок естества в таком совершенстве, что средством узнаваемых им композиций Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 производили, безо всякого фокуса, заметьте, явления, которые во времена невежества принимались за проявление сверхъестественной силы. Явления, производимые "ундгатри" и "раджа-йогами", для посвященных полностью естественны, сколько бы ни казались Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 расчудесными непосвященным.


- Но разве вы... совершенно, так-таки совершенно не верите в наших духов? - приставала к нему мисс Б***. Она очень побаивалась такура.


- Если позволите, совершенно не верю.


- А... в медиумов?..


- Еще наименее, почетаемая Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 леди. Но в медиумизм, для которого у нас существует испокон века другое заглавие - бхута-дак, в буквальном переводе "постоялый двор для чертей",<> верю, как и во всякую другую психологическую болезнь. О реальных Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 медиумах сожалею, стараюсь им посодействовать, когда могу; а шарлатанов глубоко презираю, изредка пропуская случай уличать таких...


Предо мною промелькнула сцена в притоне колдуньи у "Мертвого городка", катящийся с горы пойманный Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 брамин-оракул и бегство старухи. Сейчас для меня стало ясно то, чего я до этого не понимала: Нараян действовал по приказанию такура...


- Наши анга-тиене, - продолжал последний, - либо "одержимые" этою неизвестной для непосвященного Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 "силой", в какой спириты лицезреют духов, суеверные лицезреют черта, скептики - фокус и обман, а истинные ученые - не открытую еще наукой силу природы, всегда практически слабенькие дамы либо детки. Вы стараетесь еще Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 больше развивать в таких их ужасную духовную болезнь, мы же ищем спасти их от этой "силы", о которой вы ничего не понимаете и о которой потому не стоит сейчас рассуждать... Мы, сыны Индии, 10 веков Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 находимся в неволе у различных и нередко не стoящих нас народов... Но покорившие нас цивилизации сразили только наши тела, не нас самих.<> С нашими душами им никогда не совладать! Майяви-рупа <> реального Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 ария - свободна как сам Брахма; скажу более: для нас, в нашей религии и философии, он - наш дух - и есть сам Брахма, выше которого стоит один неизвестный, всесущий и всевластный дух Парабрахма Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14. Нашей майявирупы не покорить ни британцам, ни даже вашим "духам". Ей никогда не быть рабой... А сейчас пойдемте спать.


XXIII


Оставив Мальву и "независимую" местность Холькара в стороне, мы скоро снова очутились в чисто английских Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 владениях, на стальной дороге к Джабалпуру и Аллахабаду. В первом городке мы останавливались - всего на несколько часов посмотреть на именитые "мраморные горы". Не хотя утратить целый денек, мы направились Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 на лодке, выехав в два часа ночи, избегнув таким макаром жары и совершив прекрасную прогулку на реке за 10 миль от городка.


Джабалпур (на местности Саугора и Нербудды, в 222 милях от Аллахабада), город, находившийся когда Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14-то на махратской, а сейчас на английской земле.


Округи Джабалпура прелестны и представляют величайший энтузиазм для любителей естествознания. Пред геологом и минералогом тут является обильнейшее поле для ученых изысканий в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 необычном многообразии формаций гор, доставляющих различные роды гранита, а длиннющий ряд скалистых гор способен удовлетворить сотку Кювье, задав им работы на целую жизнь. Известняковые пещеры Джабалпура - реальный костник допотопной Индии: они переполнены остовами Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 страшенных, сейчас вымерших животных.


Но далековато в стороне от иных хребтов и совсем домом стоят "мраморные горы" - игра природы, каких в Индии много. На достаточно плоском, поросшем густым кустарником берегу Нербудды Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, ни с того ни с этого, как бородавка на гладкой щеке матери-природы, вдруг растет необычной формы длиннющий ряд белых скал. Но какие это горы!.. Белоснежные и незапятнанные, как будто отшлифованные в капризную форму свою Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 рукою людской, они прихотливо громоздятся одна на другой, быстрее походя на колоссальный пресс-папье с этажерки Титана, ежели на горы. Уже с полдороги, при зигзагообразных поворотах реки, они стали минутками являться Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 нам, то высматривая, то опять скрываясь, дрожа в предрассветном тумане, как дальний обманчивый мираж на небосводе пустыни, пока в конце концов совершенно не скрылись. Но вот пред самым восходом солнца они опять Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 и совсем внезапно явились нашим очарованным очам, явились вдвойне, на берегу и в реке. Подобно заколдованному замку, вызванному по мановение магического жезла кудесника, они вдруг выросли как будто из-под земли на Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 зеленоватом берегу Нербудды, отражаясь, как в зеркале, во всей собственной девственной красоте на размеренной поверхности ленивых, сонных вод рукава реки, вея на нас и тенью, и прохладой... Как недешево каждое мгновение предрассветной Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 прохлады в Индии - знают только те, кто побывал, да пожил в этой пламенной стране.


Как досадно бы это не звучало! как ни рано направились мы в путь, но по приезде к горам Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 нам недолго пришлось услаждаться их прохладой. Чуть успели мы причалить к магическому берегу, предполагая посреди этой поэтической обстановки житейски напиться чаю, как поднялось солнце и разом стало как будто стрелять своими пламенными лучами Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 и по лодке, и по нашим злосчастным головам; преследуя нас из угла в угол, оно в конце концов изгнало нас даже из-под нависшей над водой горы. Из снежно-белых мраморные кросотки Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 перевоплотился в золотисто-пурпуровых, осыпая реку пламенными брызгами, раскаляя прибрежный песок и ослепляя нам глаза... Недаром предание показывает, а люд лицезреет в их не то жилье, не то перевоплощение самой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 Кали, самой беспощадной из богинь индийского пантеона. В течение уже многих юг злостная жена Шивы ведет ожесточенную войну со своим благоверным, который под видом "Трикутишвары" (трехголового Линги) предъявляет нелегальные права на горы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 и реку, патронессой коих состоит его богиня Кали.


Потому-то, возможно, всякий раз, как дерзновенная рука ни в чем невинных работающих в правительственных каменоломнях кули (индийцев) отсечет кусочек белоснежного ноги богини, тотчас раздаются откуда Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14-то как будто подземные клики. И вот злосчастный каменщик дрожит и колеблется меж боязнью надсмотрщика и ожиданием мести безжалостного божества. Кали - патронесса не только лишь скал, да и экс-тагов - удавителей, которые Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 еще не так давно наводили кошмар на всех одиноких путников. Много бескровных жертв принесли эти таги на мраморном алтаре Кали; страна изобилует леденящими кровь рассказами об их ужасных подвигах, совершенных как будто Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 в честь богини. Эти рассказы, еще очень свежайшие в памяти человеческой, чтоб перейти в разукрашенные легенды, совсем правдивы, тем паче, что они полностью подтверждаются официальными документами судебных и следственных комиссий.


Если Великобритания Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 когда-нибудь оставит этот край (а она сделает это не до этого, чем кость будет совсем обглодана), то меж немногими оказанными ею стране услугами на первом плане должно будет поставить полное искоренение Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 тагизма. Под этим заглавием, как все еще, возможно, помнят, практиковался в продолжение более 200 лет самый хитрецкий и страшный род человекоубийства в Индии. Как дознались, в конце концов, в 40-х годах Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, то было разбойничество ради грабежа. Развращенные понятия о значении Кали являлись только ловким предлогом: в данном случае богиня служила злодеям одной ширмой. По другому каким же образом разъяснить присутствие стольких мусульман Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 в среде ее поклонников-индусов? Большинством меж "рыцарями румаля" либо священного платка, коим удавливали жертвы, явились в денек экзекуции магометане; самыми известными меж их вождями были не индийцы, а сыны пророка, как, к Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 примеру, Ахмед, так что в числе последних 30 7 переловленных милицией тагов находились 20 два мусульманина. Понятно, что религия последних, не имея ничего общего с богами Индии, не игралась в данном случае никакой роли Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14: побудительной предпосылкой был просто грабеж. Правда, окончательный ритуал посвящения в тагизм <> был совершаем в лесах пред страшным, покрытым четками из человечьих черепов кумиром Бавани.<> До тех пор таг проходил курс учения, состоявший Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 в преподавании в особенности сложного приема набрасывать на шейку не ведающей собственной судьбы и заблаговременно отмеченной жертвы румаль и душить человека так, чтобы он погиб одномоментно, не испустив и мельчайшего стона. В Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 этом обряде посвящения роль, которую причисляли богине, обозначалась известными знаками, вроде тех, которые во всеобщем употреблении у франкмасонов: как, к примеру, оголенный кинжал, череп и даже воскрешаемый "гроссмейстером" ложи труп убитого Хирама Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 Абифа, "отпрыска вдовы". Кали служила менее, как сценическою обстановкой для других целей. Тагизм был этим же франкмасонством, с особыми знаками обоюдного определения, паролем и своим непонятным непосвященному жаргоном - только с преступною целью; меж тем Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 франкмасонство в наш век есть совсем невредное (не считая разве для кармашков самих масонов) времяпровождение. Как масонские "ложи" принимают индифферентно атеистов и христиан, так и таги воспринимали воров и разбойников всех наций Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, и даже молвят, как будто меж ними бывали британцы и португальцы.


Бедный поэтический Шива, злосчастная Бавани! Какую скверную роль изобрело для их народное невежество, олицетворив эти глубоко философские, полные поэзии и зания Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 природы, типы! Шива, в собственном первобытном значении - в одно и то же время всеразрушающая и всевозмещающая сила природы. Триада индусов - аллегоричное представление основных стихий: огня, земли и воды. Все трое Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14: Брахма, Вишну и Шива, в собственных разных фазисах, попеременно изображают эти стихии; но Шива бог огня еще более, чем Вишну: он сожигает и вкупе с тем очищает, возрождая, как феникс из пепла, новые Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, полные свежайшей жизни формы. Шива-Сункарен разрушитель и Шива-Ракшака - возродитель. Он представляется с пламенем на левой ладошки и с жезлом умерщвления и вкупе воскрешения (Сулайютхам) в правой руке.


Мы посетили 1-го старого старика Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, бывшего тага. Отбыв собственный срок на Андаманской каторге, он вследствие искренних сознаний и каких-либо услуг правительству был прощен. Возвратившись в родную деревню, он сейчас безмятежно кончает деньки, занимаясь веревочным Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 мастерством, - профессия, избранная им, возможно, в силу приятных мемуаров об удальстве молодости. Он предназначил нас в искусство "тагизма", сначала в теории, а потом разлюбезно предложил, если мы купим ему барана, показать Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 нам свою ловкость и на практике. Он вожделел обосновать нам, гласил он, как просто, наименее чем в три секунды, выслать на тот свет живое существо: вся потаенна искусства заключается в ловкой и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 резвой игре суставами пальцев правой руки. Чуток, бывало, раздастся условный и роковой вопль совы (птица, посвященная Бавани-Кали), будь там хоть 20 ловко заманенных в ловушку путников - за каждым из их стоял уже Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 таг. Одна секунда, и румаль уже на шейке жертвы, а обычные стальные пальцы тага прочно держат оба конца "священного платка"; еще мгновение - суставы пальцев, сдавливая шейную кость, совершали узнаваемый артистичный поворот - и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 жертва падала бездыханной! Ни стона, ни клика... Таги поражали с быстротой молнии. Задушенного тотчас же уносили в заблаговременно приготовленную в лесу, нередко под руслом ручьев либо временно высыхающих рек, глубокую яму и зарывали ее. След Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 так и простывал. А 30 лет тому вспять, когда еще не было ни реальных стальных дорог, ни системы управления сегодняшней, кто знал либо волновался об исчезновении отправившегося в путь мусульманина, или Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 индуса, не считая разве самых близких к нему людей? К тому же, страна заполнена тиграми, как видно, предназначенными судьбой отвечать за свои и за чужие грехи. Кто бы ни пропал, бывало, все один ответ Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14: "тигры съели!.."


То была умопомрачительно умело организованная система! Ловкие сообщники, брамины, рыскали по всей Индии, заезжая в большей степени в огромные городка, расспрашивая и разузнавая на рынках - этих публичных клубах азиатских народов Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 - когда и куда кто отчаливает в путь; стращали путников тагами и рекомендовали ехать с таковой либо другой партией - переодетых тагов, естественно. Успев приманить злосчастных, они предупреждали разбойников и получали за эту Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 комиссию глядя по заработку. Длительно эти неуловимые, невидимые шайки, рассеянные по всей стране и работающие партиями от 10 до 60 человек, гуляли на воле, но, в конце концов, попались. Следствие открыло ужасные, безобразные Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 потаенны: к этим шайкам принадлежали богатые банкиры, брамины-жрецы, мелкопоместные раджи и даже несколько британских на гос службе чиновников. За эту услугу Ост-Индская кампания поистине заслуживает народной благодарности в Индии.


Барана мы старенькому Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 разбойнику не приобрели, а средств ему дали. Из благодарности он предложил было полковнику показать, на своей его американской шейке, все прелиминарные чувства румаля, обещая, естественно, освободить его от последней, известной "подвертки". Но Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 наш президент благородно отказался...


На оборотном пути мы тормознули около "Муддун-Махала" - другого беспричинного курьеза: это дом, построенный непонятно кем и зачем, на большом округлом валуне. Этот камень (должно быть сродни кромлехам Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 кельтских друидов) при мельчайшем к нему прикосновении качается во все стороны, вкупе с домом и теми, кто в него полюбопытничает залезть. Мы, естественно, полюбопытничали, и только благодаря внимательности ходивших Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 за нами, как нежные няньки, Нараяна, бабу да такура сохранили в целости наши носы...


Умопомрачительный люд эти аборигены! Не думаю, чтоб нашлась в природе такая штука, на которой бы они не могли усидеть с Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 величайшим комфортом, только за ранее и немного побалансировав. Вскочит индус на колышек, на металлическую перекладину немногим толще телеграфной проволоки, подогнет под нее все 10 пальцев хватких и длинноватых, как у обезьян, ног, присядет на Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 корточки, ну и посиживает для себя по целым часам...


- Салам, сааб! - говорю я раз сидевшему наподобие вороны на некий жердочке, у взморья, почетному голому старичку. - Чтo, покойно для тебя посиживать, дяденька?.. И Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 не боишься упасть?..


- Потом валиться?.. - серьезно отвечал "дяденька", сплюнув в сторону кровавый фонтан разжеванного бетеля. - Ведь я не дышу, мэм сааб...


- Как не дышишь? Да разве может человек не дышать? - вопрошала Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 я, незначительно удивленная таким сведением.


- Нет... не дышу сейчас. А вот минуть через 5, как стану опять набирать воздух в легкие, так и тогда попридержусь рукою за столб... А потом я опять стану Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 посиживать расслабленно и не дыша...


На этом необыкновенном физиологическом заявлении мы с ним и тогда расстались. Ничего не достигнули мы более от почетного старины, а только ушли с внутренним убеждением, что он Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 мог бы зарабатывать огромные средства на любом театре Европы, как акробат. Но этот случай разом спутал все наши "научные" суждения.


Мы не так давно слышали, что йоги и другие практиканты гупта Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14-видьи (потаенной священной науки) в Индии славятся тем, что открыли секрет не дышать от 21 до 43 минут сряду и - все-же не дохнуть! Некие из их, годами каждодневной, неизменной практики, получают, так сказать, свойство Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 гибернизации: впадают, как некие животные, в спячку и, оставаясь в таком положении без дыхания и даже мельчайших признаков жизни, позволяют зарывать себя в землю на несколько недель, даже месяцев, а потом - оживают!.. Мы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, в конце концов, сами увидали схожую штуку; но в деньки смешного ответа, приобретенного мною от старика, мы были знакомы с этим явлением только по книжкам и рассказам очевидцев-путешественников, да Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 неких из наших туземных знакомых. Правда, по показанию 1-го британского доктора Котопа (Coathope), длительно не верившего этой возможности прекращать на время дыхание, но в конце концов сдавшегося, как он выражается, "пред фактом Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14", один таковой, лично ему узнаваемый, йог мог оставаться без дыхания от 7 до 12-ти минут. А ведь физиология положительно учит, что даже у здоровых арабских и сингалезских водолазов удушение наступает не позже как Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 через полторы, много две минутки полного пребывания тела под водой. Потом, хотя некие из нас верили в существование природных, но потаенных в человеке сил, вызываемых только вследствие особого "режима", о которых наука Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14, имевшая доныне очень поверхностное знакомство с йогами и индийскими "заклинателями", знать еще не могла, другие, как мисс Б***, верили в спиритизм, а третьи, как У***, не верили ни во чтo, - но Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 все мы, как верующие, так и неверующие протестовали против такового необычного заявления. Неуж-то же нам веровать в подобные глупости? рассуждали мы. До сего времени мы наивно представляли, что только один осетр с К Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14° додумался, с целью удобнейшего выплывания на поверхность воды, делаться относительно легче, наглатываясь сколько может быть более воздуха и наполняя им не только лишь брюхо, но вприбавок и плавательный пузырь. Осетру это может Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 быть, но человеку!.. Да если, положим, и для человека существует в исключительных случаях такая возможность делать воздушные припасы, то все таки это изредка и тяжело приобретаемый дар: употреблять же его для сиденья на Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 жердях по-птичьи - просто ни с чем несообразная тупость!.. Мы решили, что старец прихвастнул, чтоб похохотать над "белоснежными саабами". Но нужный процесс для такового необычного сиденья, как мы узнали позже, он обрисовал Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 14 правильно.


e-a-fyodorov-pochemu-mi-tak-zhivyom-stranica-8.html
e-a-lepilkina-rukovoditel-k-e-n-docent.html
e-a-popov-altajskij-gosudarstvennij-universitet.html