Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20



Все это нам было понятно, и мы были предупреждены о раджпутанском зное. Но до того времени все нам сходило с рук, и безнаказанность сделала нас дерзкими. В Разделяй такур нам произнес: "Не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 страшитесь; за вас 2-ух я ручаюсь, и если оба наши британца послушают моего совета, то поручусь и за их"... И мы были совсем размеренны.


Все более и поболее - я говорю о полковнике и о для Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 себя - завладевал такур нашею волей, всеми нашими помыслами. А заручившись всем нашим разумом и душой, раздражив наше любопытство до последних пределов, заставив нас ощущать, что по одному мановению руки его мы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 готовы последовать за ним без колебания и метафоры - в огнь и воду, овладев в конце концов совсем нашей волей, он видимо не пожелал пользоваться своими преимуществами... Всегда ровненький и приветливый со всеми Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, он был с нами, может быть, минутками ласковее, но также непроницаемо замкнут насчет собственных загадочных бесспорных знаний в "потаенной науке", как и с иными. Что он знал о нашем страстном желании поучиться Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 у него, получить разъяснение его необыкновенной, а для нас полностью доказанной психической силы - это также для меня непременно, как и то, что он, находясь в эту минутку в Тибете, знает, если только вожделеет Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 знать, каждое слово из того, что я пишу. Но, зная это, он молчал. Минутками мне казалось, что он как будто изучает нас; вожделеет убедиться, как он может довериться нам Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, и я страшилась гласить о нем даже с полковником. Принадлежа к нашему "обществу", он оставался обычным членом, отказавшись даже от не раз предлагаемого ему звания "знатного члена общего совета". Один из таких основных Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 советников Теософического Общества в Лондоне, лорд и граф и, главное, человек общепризнанный одним из ученейших членов Царского Общества, зная о нем, писал в прошедшем году другому члену совета нашего Общества, редактору головного журнальчика Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 правительства: "Ради Бога, требуйте такура ответить мне, есть ли для меня надежда достигнуть результатов, которых я напрасно ожидаю вот уже пятнадцать лет... Спиритизм изменнически кинул меня. Феномены его - факт; разъяснения - чушь Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20. Как возобновить прежние сношения с тем, с кем я когда-то говорил так свободно за три тыщи миль, любой из нас в собственной комнате?.. Сейчас все пропало, он не слышит меня более, даже не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 ощущает... Почему?!!.." Когда я передала такуру письмо по требованию редактора, Гулаб Синг просил меня написать под его диктовку последующее: "Милорд, - вы британец и ваша вседневная жизнь вся проходит по британскому шаблону Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20. Честолюбие и парламент начали дело разрушения, мясная еда и вино закончили оное. Для ассимиляции духа человека со глобальной душой Парабрахмы существует только одна узенькая и тернистая тропа, по которой вы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 не пойдете. Вещественный человек убил в вас духовного. Вы один сможете оживить последнего и никто другой на это не способен..."


Естественно, скептики и материалисты, как те, которые приписывают явления спиритизма нечистой силе, так Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 и другие, убежденные, что после погибели от нас ничего не остается, а будет, по выражению Базарова, "лопух расти", ничему этому не поверят, а одни станут нас с такурами и лордами поднимать на хохот, другие Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 открещиваться от нас. Но к этому нам не привыкать стать. Зато люди суровые, ученые, бывалые в медиумических явлениях, как профессоры Бутлеров, Вагнер, Цёльнер, Уоллас и другие, которых факты одолели Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 и заставили признать за факты, эти ученые, убедившиеся в существовании силы, способной завязывать узлы на нескончаемой веревке, поверят действительности странноватых и не поддающихся объяснению феноменов, виденных нами в Индии. В одном мы разойдемся с Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 ними: они веруют, что невидимая сила, работающая над превращениями материи на спиритических сеансах, принадлежит духам: мы не верим в активное вмешательство усопших и приписываем эту силу только духу живого человека Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20. Кто из нас прав, кто ошибается, может решить только время. Сначала люди должны убедиться в объективности этих спорных явлений, а потом уже приниматься за разъяснение их. Спиритизму более всего повредила теория верующих в него Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20.


Все вышеупомянутое не отступление от моего рассказа, а нужное разъяснение тому, чтo следует. "Письма из Пещер и Дебрей Индостана" не одно географическое и этнографическое описание Индии со вплетенными в него Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 фиктивными героями и героинями, а быстрее ежедневник основных членов Теософического Общества, с которыми начали уже считаться и спиритизм, и материализм в Европе, а главное - неопрятные востоковеды.


Садясь в экипаж махараджи Баратпурского, мы ужаснулись Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, еле коснувшись до него. То было большущее полуоткрытое ландо времен царя Гороха, достаточно комфортное, вобщем, и способное просто вмещать 6 и даже восемь человек. Но сидение его, в ожидании нашего приезда, успело Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 перевоплотиться в кресло, на котором поджаривались когда-то жертвы инквизиции... На подножках и стальной обшивке ландо можно было готовить яичницу, а от прикосновения нагой руки к его стене у меня слезла кожа на ладошки. В Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 страхе отдернув руку, я не решалась садиться; и даже бравый полковник тормознул в смущении... В таковой колеснице разъезжает, возможно, один Вельзевул, князь ада!


- Вам нельзя будет ехать до вечера в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 этой коляске, - увидел такур, хмурясь. - Придется провести денек тут вблизи. Войдите в буфет, пока я пошлю за скрытой каретой...


Последовало совещание. До магических садов Дига, поливаемых 600 фонтанами (исторически известное наследство Баратпурских Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 махараджей) было 18 миль; до столицы штата 5; до места завтрака 15. Поезд запоздал, и было уже 10 часов. Ехать в самый полуденный жар, когда и сейчас у нас кружилась голова и темнело в очах, было бы безумием. Все Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, не считая такура, даже индусы побледнели, другими словами сделались земельного цвета, и обвевались шарфами... Один бабу, казалось, блаженствовал. Простоволосый, как и всегда, и подпрыгивая на фронтальном сидение, на котором уже сел с Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 ногами, он нырял в волнах раскаленного воздуха, как другой ныряет в холодных струях реки, уверяя, что совсем еще не так горячо, и что в Бенгалии таковой денек числился бы многими Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 холодным.


Пока такур отдавал приказание, и два оруженосца поскакали куда-то за каретой, мисс Б***, совсем изнемогая от жары и придираясь ко всему и всем, сочла своим долгом оскорбиться словами бабу Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20:


- C'est du persifflage, cela!..<> - повторила она, обмахиваясь в волнения. - Ему прохладно, когда мы все умираем от жары!..


- Ну, а вам-то чтo ранее?.. разве вы сможете запретить человеку ощущать себя по другому Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, ежели себя чувствуете вы? - уговаривала я ее, предчувствуя новейшую меж ними ссору.


- Но ведь это он нарочно!.. Он смеется над нами, - звучно ворчала древняя дева. - Он, как и все индусы, терпеть не может Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 нас, британцев! Он радуется нашим страданиям!..


- Совсем зря так думаете, - поддразнивал ее бабу из коляски. - Я совсем не терпеть не могу наших хороших повелителей. Только когда им горячо, мне всегда бывает прохладно Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 и - vice versa... Садитесь около меня, и я вас стану обмахивать вашим веером... Вы понимаете, как я вас... уважаю!..


- Прошу вас не учить меня, если я даже и ошиблась! - взвизгнула она Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, бледнея от бешенства. - Не вашей... расе учить нас - британцев!


- Я вам серьезно советую быть осторожнее... при таковой жаре, - вмешался такур, слезая с лошадки и многозначительно подчеркивая последние слова. - Мельчайшее волнение возможно окажется гибельным Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 в нашем климате, которого даже и британская власть не смогла еще поработить.


И опять та же острая молния сверкнула в полузакрытых очах раджпута, и ноздри немного дрогнули при тоне презрения, с Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 каким она произнесла слова "ваша раса". Но рассвирепевшая островитянка уже закусила удила, и приостановить ее не было способности.


- Мы не можем долее пребывать в гармонии, нужной для приятного путешествия, - объявила она Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20. - Пусть государь президент выбирает сейчас меж членами европейцами и азиатами!..


- Здесь никакого не может быть выбора, - медлительно начал он, очень разъяренный и выколачивая в собственном смущении жаркую золу из трубки на подушки ландо его Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 светлости. - Все члены вверенного мне в Нью-Йорке общества, к какой бы они расе либо религии ни принадлежали, равно почетаемы мной и дороги Центральному Обществу. От выбора потому я отказываюсь Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20; а о праве собственном решать споры и недоразумения меж членами - заявляю. Я слышал каждое слово вашего... мало большого разговора и должен сознаться, что не нахожу в нем ничего схожего на ссору!.. Почетная мисс Б Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20*** вскипела и наговорила дерзостей бабу. Он промолчал и поступил как джентльмен. Надеюсь, что мисс Б*** сейчас усвоит, что оскорблен он, а не она, а в его лице и остальные члены Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20-туземцы; надеюсь, что она присоединит к моей и свою просьбу, чтобы они запамятовали эту пустую вспышку и попросит наших хороших, почетаемых друзей не уезжать от нас...


Мисс Б*** вся затряслась от бешенства.


Стоя в 2-ух Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 шагах от меня и облокотясь на седло, такур не спускал с нее обширно открытых зрачков, блестевших в эту минутку каким-то наизловещим фосфорическим сиянием. Нараян, опустив глаза и голову, молчал; но Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 на очень закушенной губе его выступила большая капля крови...


- Как! мне... мне просить у него извинения?.. - прошипела англичанка. - Мне... когда он...


"Вот для тебя и "Братство населения земли", подумалось мне.


Такур вдруг стремительно Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 протянул к ней руку... Захлебываясь и бормоча бессвязные звуки, она внезапно грохнулась, как скошенный сноп, хрипя и в судорогах, прямо в объятия У***, на руки которого Гулаб Синг ловко перебросил Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 ее падающее тело...


- Так и есть, как я ее предупреждал, - тихо и тихо произнес такур, наклоняясь над очень вздрагивавшим телом. - Солнечный удар; несите ее в дамскую уборную!


Оскорбленный мисс Б*** бабу Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 пошел на отчаянное средство и - явился ее и нашим спасателем. Он побежал с Нараяном в поле и принес целую охапку травки под заглавием кузимах. Эта травка, имеющая свойство крапивы, покрывает тело вследствие 1-го легкого прикосновения Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 к ней сыпью и страшными пузырями. Молча, он попросил меня надеть перчатки и растирать ноги нездоровой кузимахом. У самого у него лицо и руки одномоментно вздулись как пузырь, но он не направил Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 на это внимания. Признаюсь, я исполнила возложенное на меня поручение со злостным рвением. Я почему-либо возлагала надежды... ощущала, что такур не допустит до такового катастрофического конца, каким явилась бы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 погибель англичанки во время нашего путешествия, а доставить ей противный, но благодетельный зуд в продолжение нескольких дней мне было очень с руки. Чрез 5 минуть втирания ноги англичанки перевоплотился в кровавые пузыри Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, но зато сама она открыла глаза и имела наслаждение увидеть (по последней мере я возлагала надежды), как за ней ухаживает "отпрыск презренной расы". Но бабу не ограничился этим: тогда как с 9 часов вечера Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 У***, ее соотечественник, под предлогом нездоровья и вялости, залег спать в примыкающей комнате, небольшой бенгалец не оставлял ее ни на минутку. Один он переменял ей головные примочки изо льда, который в конце концов под Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 вечер и вследствие нашей телеграммы был прислан из Агры, и ушел от нее только на другое утро, когда с первым поездом приехал прямо за льдом и доктор британец.


Узнав о необычном Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 лекарстве бабу, доктор фыркнул для себя что-то под нос, но объявил, что и кузимах неплох, как и всякое другое отвлекающее кровь от головы средство. Приказав везти пациентку вспять в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 Агру, а по выздоровлении тотчас же вспять в Бомбей, он взял 50 рупий и отправился в ожидании оборотного поезда завтракать, попросив У***, en passant,<> чтобы эти "негры" ему не мешали. У***, чувствуя, что я гляжу на Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 него, очень побагровел, но обещал - не сделав ни мельчайшего замечания. Он ехал с ней, потому что нельзя же было отпустить ее в таком состоянии одну, а нам нереально было уехать Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, не повидавшись со свами Дайанандом.


Но вернемся на несколько часов вспять. Намедни, под вечер после катастрофы и когда нездоровая заснула, четыре нас: такур, полковник, Нараян и я, собрались совместно за небольшим садиком Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 станции, у разбитых для нас палаток. Палатки принадлежали такуру, появились в пару минут, как будто вызванные волшебством из-под земли, и были очень смешны. В другое время их внутреннее устройство, где находился кругом и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 коридорчик, и спальная, и гостиная, и даже комнатка для ванны, завлекли бы все внимание нашего пытливого президента, в особенности их полностью восточная меблировка. Но в реальную минутку нашего рассказа Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 он был очень взволнован. Его занимала только одна идея - об ответственности его положения как президента Общества; идея, что компания наша расстраивается, и один из членов ее, вроде бы ни был он повинет, находится Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 в угрозы. Неизвестность грядущего и искреннее огорчение ввиду фактической невозможности помирить два настолько обратные элемента в управляемом им и доверенном ему Обществе, как чванные британцы и аборигены, которые, как огнь и вода, только Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 шипели при мельчайшем соприкосновении, все это не давало ему покоя. И он шагал, бедный полковник, в величайшем смущении, прогуливаясь взад и вперед пред навесом средней палатки, где такур, размеренный и безмятежный Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, как и всегда, курил у дверей на ковре.


- Не беспокойтесь, полковник; она не умрет, - флегмантично увидел такур.


- Нет!.. вы даете мне в том слово, мой дорогой такур? - воскрикнул обрадованный янки.


- Давать слово Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 в жизни либо погибели нездоровой особы, не будучи доктором, было бы очень дерзким с моей стороны, - сделал возражение раджпут, смеясь. - Но, судя по многолетнему опыту, если она пережила 1-ые полчаса и к солнечному удару Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 не присоединились симптомы другой какой заболевания, то, естественно, основная опасность миновала...


Янки поднял на него свои ясные голубые глаза и, вдумчиво пощипывая бороду, покорливо увидел:


- Мы приехали в Индию Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 за 10000 миль учить психологию и все касающееся духовного человека... и... по вашему кличу. Мы вас избрали нашим гуру,<> а сейчас, когда мы отыскали в вас одном воплощение "потаенной науки", неуж-то сейчас вы отвернетесь Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 от нас?


В голосе нашего президента зазвучала очень печальная нота. Такур стремительно посмотреть на него и, помолчав, отвечал уже совсем расслабленно и даже нежно:


- Я вправду посвящен в то, что у вас именуют Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 гупта-видьей - потаенными науками...


- Вам известны эти науки? Вы в конце концов решаетесь сознаться в этом хоть перед нами - вашими несведущими, но всею душой вам преданными учениками?


- Я никогда этого не скрывал Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 и не мог бы, даже если б желал скрыть... Я брахмачарья.<> Но ведь под заглавием "брахмачарьи" и словом "потаенные науки" очевидно время от времени очень почти все, и смысл их очень Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 эластичен. Со славных времен риши прошли тысячелетия, Индия пала и выродилась, - грустно добавил он. - Сейчас вы отыщите во всех огромных городках "брахмачарий", которые подменяют недозволенную им кастой легитимную супругу потаенным гаремом Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 - зенаной - и отдают в рост средства; нередко встретите шарлатанов, составляющих и продающих во имя "потаенных наук" любовные зелья! Неуж-то и за такими вы станете гоняться и отдавать им почести из Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20-за 1-го имени?..


- Что такое "потаенные науки"? - продолжал такур. - Для меня эти науки, как и для всякого, кто им предназначил всю жизнь, содержат внутри себя ключ ко всем тайникам природы и миров как видимого, так Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 и невидимого. Но этот ключ достается дороже, ежели вы думаете. Гупта-видья - обоюдоострое орудие, и к нему нельзя приступать, не пожертвовав заблаговременно жизнью, ужаснее, разумом, потому что она побеждает и убивает Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 каждого, кто не успеет победить ее самое. Басни древности основаны не на одной фантазии. И в нашей допотопной Арьяварте найдется сфинкс, как и в Египте, и на 1-го Эдипа в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 конечном итоге получаются тыщи жертв. В особенности она небезопасна вам, европейцев и белоснежных. Вот почему я колеблюсь пред вашим страстным, но... неразумным желанием позволить вам даже начать 1-ые тесты...


- Такур! ради всего вам дорогого Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20!.. - воскрикнул наш президент умоляющим голосом. - Прошу вас во имя всего нашего общества, во имя науки и населения земли!.. Вы понимаете, я не трус. Я не дорожу жизнью, и если хотя Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 в конце ее не блеснет для меня луч правды, то чем... быстрее этот конец... тем лучше!.. Только наставьте меня раз на путь правды, и клянусь никогда ей не поменять...


Такур отвечал: не на Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 данный момент.


- Отлично, - вдруг порадовал он полковника. - Сейчас, когда вы завтра, возможно, будете освобождены от ваших 2-ух британцев, я могу вас пригласить к для себя, в Д*** поместье. До вашей поездки к свами Дайананду Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 остается еще две недели... Раз у меня, полковник, я вас подвергну одному подготовительному и маленькому испытанию. Останетесь вы победителем - отлично, быть вам моим челой на семь лет. Ан нет, ну, тогда все Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 остается как и раньше. Согласны?..


- С радостью, с радостью!.. - суетился наш развеселившийся президент. - И вы увидите, такур, что я не ударю лицом в грязь ни перед каким испытанием!..


По окончании Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 разговора такур попросил меня отправиться к мисс Б*** выяснить о ее состоянии. Все трое, т. е. Гулаб Синг, полковник и Нараян, заперлись потом одни в палатке. Когда я возвратилась часа через полтора Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, полковник весь светился.


- Понимаете, - произнес он веселым шепотом, - как скоро ушел Нараян, - такур допускает меня к "первому искусу"...


- Знаю; ведь это он при мне вам обещал, если счастливо пройдет предварительное испытание.


- Нет Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, это совершенно другое... он позволяет мне испытать кхумбаки и пураки... когда бы я ни пожелал!


- Господи!.. - в страхе всплеснула я руками. - Да ведь это вы, значить, будете висеть вниз головой и не дыша Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 по целым часам?.. Да с вами будет обязательно удар!.. В собственном ли вы уме?..


- Почему же обязательно удар? Все находится в зависимости от силы воли, а в ней у меня недочета никогда не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 было, - мало обидясь отвечал О*.


- Ну, как понимаете... Только смотрите, не смеется ли он над вами... Он только вожделеет вам обосновать, как совсем неспособен европеец к подвигам индийского аскетизма...


Впервой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 со времен нашего знакомства достойный янки чуть ли не разбранился со мною за это замечание. Он приехал де учить "потаенные науки" и изучить их.


- Да вы на что все-таки отважились?.. - рассердилась я Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 в конце концов. - Факиром, разрисованным коровьим навозом желаете быть либо раджа-йогом? Так ведь вы либо запамятовали, либо не понимаете, что первым реальная гупта-видья столько же знакома, как и вам, а истинные Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 раджа-йоги, такие как такур, вниз головой и ввысь ногами не висят и мозгов для себя ввысь дном не перетряхивают.


Последний аргумент видимо поразил его.


- Как?.. Разве такур не практиковался в 86 позициях Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, предписанных "Йогой" Патанджали?..<>


- Очень это похоже на него, который всегда гласит с таким презрением о юродствах "хатха-йогов", т. е. тех, которые, следуя мертвой буковке учения Патанджали, стоят по Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 целым денькам на голове, - отвечала я, совсем разозлясь.


- Но как он позволяет мне?


- Позволяет, чтоб отвязаться от вас, так как вы пристаете к нему очень, и он вожделеет вас проучить возможно... Не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 сердитесь, полковник; но где же вы когда-нибудь встречали факира либо даже обычного байрага-госсейна (странствующего монаха) с таким, как у вас, брюшком?


О* опять обиделся, даже огорчился.


- Но я могу похудеть; я только Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 желаю ему показать силу воли моей, обосновать, что не одни индусы достойны посвящения в высшие "потаенные науки".


- Не этими фокусами докажете вы это ему! Я его лучше вас знаю... Полноте, не морочьте Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 себя напрасными надеждами! Благодарите судьбу и за то, что, принадлежа оба к ненавидимой и презираемой им "белоснежной расе", видя лучше всякого другого нашу бесспорную жаркую к нему преданность, а может Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 быть еще больше за нашу искреннюю симпатию к его народу и почтение к родине его, ежели за 1-ое, он делает такое невиданное для нас исключение. Не просите от него того, чего он не может Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, не смеет нам дать, и довольствуйтесь крохами, которые он нам кидает по дороге.


- Но почему же, - не отставал от меня полковник, - скажите, почему! Ведь есть же у него ученики?


- Есть, да Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 не такие, как мы с вами, малыши гнилостной цивилизации, наследники всех пороков Запада. Вот поглядите на Нараяна: бедный малый - мистик и фанатик по природе; он живет и дышит им одним и готов Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 по одному мановению пальца его положить за такура 10 тыщ жизней, когда б имел их. А он никогда не будет у него принять челой, хотя он и природный индус.


- Но как вы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 сможете знать! Разве он гласил?..


- Ничего не гласил, а знаю; хотя бы поэтому, что лучше вас понимаю Патанджали и что я не впервой в Индии. Злосчастный Нараян не может сделаться раджа-йогом, так как Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 он женат.


- Да ведь он женат пока еще номинально: его супруге всего одиннадцать лет. Это только обручение.


- А разве такур имеет право разбить всю жизнь юного, ни в чем невинного существа? Разве он Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 таковой человек? Вы забываете, что брось сейчас Нараян супругу, она будет обесчещена до денька погибели. Не только лишь она, да и все ее родные и родственники до седьмого колена Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 лишаются касты...


- Злосчастный юноша!.. - с сердечным соболезнованием воскрикнул полковник.


- Но... ему, может быть, еще улыбнется счастье... она, может быть, еще... умрет? - наивно добавил он.


- Бедная, малая Авани-бай! <> Как вам не постыдно Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 надежды на ее погибель!..


- Да я совсем и не надеюсь на это... но ведь все может случиться... и я ведь только из желания ему добра...


Не успел он еще договорить последнего слова, как Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 вышло нечто необычное. Мы стояли на заднем дворе станции под деревом и гласили практически шепотом, а палатка такура находилась, по последней мере, за двести шагов оттуда. Вдруг, как будто из густой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 листвы мангового дерева, над нашими головами раздался незапятнанный, громкий глас Гулаб Синга в ответ на эгоистическое замечание нашего президента, который так и застыл на месте...


- Тому, кто строит собственное свое счастье на несчастии другого Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, - не быть никогда раджа-йогом!.. - явственно произнес глас.


Начатые практически над нашим ухом, последние слова фразы, вроде бы равномерно удаляясь, прозвучали кое-где далековато и в конце концов соединились с жалобным подвыванием и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 смехом голодных шакалов в поле.


Полковник побежал во всю прыть собственных толстых ножек вспять, в палатку такура, где и отыскал его за ужином с Нараяном и 2-мя другими нашими индусами. Такур допивал Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 свою вечернюю порцию молока - единственная его еда (сколько мы успели увидеть за все долгие недели его пребывания с нами), и на вопрос, не выходил ли он перед тем из палатки, полковник получил Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 отрицательный ответ ото всех присутствующих.


- Я глядел на него как под воздействием минутного безумия, - говорил мне потом полковник, - а он посиживал таковой же, как и всегда, флегмантичный и размеренный, вперив в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 меня свои ошеломленные глаза, которыми он как будто перебирает и пощипывает вам душу до самого ее дна!.. И понимаете, что он отвечал мне на мое невольное восклицание, что я, кажется Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, слышал его глас на дворе станции? "Очень может быть, мой дорогой полковник. Невидимые коридоры вечности и бескрайнего места акаши <> заполнены всеми голосами природы - прошедшего и реального. Очень естественно, если вы и натолкнулись ненамеренно на застывшую Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 волну моего голоса и, приведя ее в движение, пробудили в одном из таких коридоров эхо... Помните, ничто не исчезает безо всяких следов в природе; потому никогда не произносите, даже Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 не думайте того, чего бы вы не вожделели потом отыскать запечатленным на таблицах вечности"... Черт меня побери, если я понимаю эту ходячую загадку, которую мы все зовем такуром! Кто и чтo он Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 такое?!..


На другой денек мы уложили мисс Б***, слабенькую, но уже бранчливую, в вагон и выслали ее на попечении У*** и доктора вспять в Агру. На прощальный привет бабу, который провозился с Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 ней и ухаживал за ней до утра, она отвечала милостивым, но великим и достаточно прохладным наклонением головы. Из индусов она никому не подала руки; но У***, устыдясь нашего присутствия, торопливо и как будто прячась Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 за спины зрителей, пожал им всем руки, не считая такура, который не находился при проводах.


Под вечер такого же денька мы направились в столицу махараджи, где и ночевали в первый раз во Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 дворце независящего царевича Индии. Но об этом и последующих наших приключениях притча впереди.


XXX


Малюсенькое владение, когда-то королевство с царьками и королевами, Баратпур известен только своими Семирамидиными садами, своим Дигом. Раджа его Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 очень гордится собственной независимостью пред наименее счастливыми братьями, раджами других владений Раджпутаны, запамятывая, что он должен своею независимостью фактически совсем замкнутому географическому положению собственной местности. В Баратпуре нет ни президента, ни даже Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 какого-нибудь бюрократа английского, по той обычной причине, что, сдавленный как будто в тисках меж Агрой, Джайпуром и Альвуром, этот штатик походит на пленного, окруженного рядом боец и потому освобожденного от излишнего часового Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, которому оставалось бы поместиться на плечах либо голове арестанта. Несмотря на такое положение, население, т. е. высшие классы (кшатрии, каста воинов), с гордостью, достойною испанских гидальго, презирают махратов и даже Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 раджпутов, которых сейчас не стали страшиться. Разоренные дотла британцами, они наслаждаются малым и живут в собственном "Королевстве Павлинов" (нареченном так поэтому, что на одной равнине Бхаратской насчитывают до 6000 священных павлинов) беспечно и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 даже счастливо. Баратпур - гнездо бардов и священного песнопения, в каком прославляются утром до ночи доблестные подвиги богов и смертных. Потому из семисот тыщ обитателей, на пространстве каких-нибудь 77 миль в длину Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 и 50 в ширину, четыреста тыщ браминствуют, ровно ничего не делая, а триста тыщ проводит всю жизнь, таская воду из озер Дига и разнося оную на плечах для орошения 1978 квадратных миль. Не считая этих Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 озер, занимающих всего несколько верст, во всем владении не имеется ни капли воды.


Раджа и 99% общего числа обитателей джаты. Это племя, когда-то составлявшее большущее большая часть населения Раджастхана - "туземцы палящих равнин", расстилающихся Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 повдоль Инда и его притоков.


Джаты - один из древних народов Индии, и хотя "туземцы" для пришедших позже их раджпутов, но не туземцы, также вторженцы для реальных туземцев, племен, рассеянных по всей Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 Индии, скрывающихся в неприступных горных ущельях, в лесах и тропических зарослях. Их предания, как и сама история, либо точнее те потрепанные в обрывки странички, что у нас прогуливаются сейчас под именованием истории Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, указывают на джатов как на племя, передовые колонии которого пришли в Индию из-за Гималаев, возможно из-за Оксуса (сейчас Амударья), еще до времен Кира. В IV веке история застает Джатское королевство в Пенджабе Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, но не показывает на эру его основания и не дает никаких сведений о первом возникновении джатов. Изо всех племен, живущих сейчас в Индии, которым хотят навязать в прародители скифов, джаты самое подходящее Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 к догадке. Внешность скифов, как мы находим ее описанной Геродотом, резко запечатлелась на их. Коренастые, плотные, волосатые, с очень развитыми мускулами, джаты столько же подходят к этому описанию, сколько высочайшие Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, тонкие раджпуты и бхилли отходят от него. Довольно посмотреть на чисто греческие профили раджпутов, чтобы убедиться в невозможности создавать их от скифов. Эта так же несуразно, как сваливать в общую "скифскую яму Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20" и пенджабских сикхов, великанов с орлиными носами и чисто европейским типом лица, только поэтому, что до воззвания их в монотеизм они приносили в жертву лошадок. Сикхи и раджпуты, по общему воззрению писателей Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20-ориенталистов, один из наикрасивейших типов рода людского.


Большая часть Раджастхана перемешала внутри себя сейчас под "благодетельным правлением Великобритании" (стереотипное выражение) незапятнанных раджпутов, и их такуры и земиндары пользуются схожими правами, либо, чтo, может Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 быть, будет точнее, идиентично не пользуются никакими правами, не считая прав обычного помещика и владельца в собственных поместьях. Но меж такурами раджпутской и джатской крови мировоззрение народное, изредка ошибающееся, вырыло Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 непролазную пучину. Такур-джат - феодальный барон, грабящий ночами. Такур-раджпут - рыцарь, un chevalier sans peur ni reproche <> в полном смысле слова. Чтобы успокоить первых и тем доставить для себя верных союзников, правительство хотя Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 и запретило дневные грабежи de jure, но разрешило их de facto, предоставив похитителям, как шейхам бедуинов в Палестине и Сирии, взимать контрибуцию с приезжих караванов и путников, типо гарантируя последним полную безопасность от Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 бхиллей. Но раджпутские такуры не приняли ни одной из предлагаемых им милостей. Владея и управляя практически самовластно горстью собственных подданных, они практически не выезжают из пределов собственных деревень и даже Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 нередко из замка. Гордые и неукротимые, поставленные сейчас в невозможность вести войну вместе, они, по-видимому, покорились собственной участи, но знаются только с раджами, которым, как вассалы, они должны платить дань людьми и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 средствами. С британцами они не имеют практически никаких прямых сношений, а ведут дела, в случае надобности, чрез министров собственного сюзерена, махараджи.


Суеверие джатов можно сопоставить разве только с суеверием дравидов южной Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 Индии; это некий магический, заколдованный мир. Провести некоторое количество дней с джатами все равно, что денек и ночь читать сказки... Что ни шаг, то капище с особой собственной легендой, на первом плане Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 которой выступают рыцари и боги с богинями, всегда играющими в их роли хороших и злых волшебниц, как в притчах Перро, где добродетель всегда торжествует, а порок всегда бывает наказан.....


- Видите эти разрушенные стенки Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 крепостей, вон там на валу, где вырастает это большущее дерево с золотистыми цветами? - спрашивает нас посланник девана.


Мы подъезжали к столице Баратпура, и перед нами выселись горы мусора, развалины когда-то Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 именитых укреплений, а за ними в грязной и душноватой котловине расстилался город, собрание полуразрушенных лачуг. На плоских террасах домов стояли отвратительные кумиры, и меж ними принципиально расхаживали павлины, сверкая в лучах заходящего солнца стоглазыми Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 хвостами.


- Вижу... Чтo ж в этом дереве такового необычного? - прищурился полковник.


- Сейчас ничего, - отвечал, вздыхая, посланник. - Но это желтоватые, как золото, цветочки, эти бессчетные гроздья благоуханных чашечек, все это слезы Кришны... Лицезрев, что Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 британцы перерезали дорогу нашим инженерам к пруду и перебегают городской ров, дэв (бог) бросил в отчаянии булаву под ноги первому отряду и на этом месте тотчас же подросло дерево Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20. Потом на дерево закапали священные слезы как нередкий дождик, и из каждой капли вырос цветок.


- Чем рыдать, лучше бы богу было не плошать и здесь же свернуть всему отряду шейку, - посвятотатствовал через Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 зубы бабу.


Южный раджпут, ехавший около кареты верхом, только вскинул очами на бабу. В его темных, как смоль, очах выражался немой упрек.


- Вы бенгалец и... возможно, настика? <> - срезал он его.


- И да, и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 нет, - отвечал бабу, мало сконфуженный прямым вопросом, а еще больше устремленным на него пристальным взором Нараяна, - я из Бенгалии, но принадлежу... либо быстрее принадлежал к секте чарвака, к лакаятикам. Но сейчас, - поторопился он прибавить Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20, - я теософ и готов веровать во что отдаст приказ нам президент....


Мы рассмеялись, стараясь направить откровенное признание в шуточку. По-видимому, оно произвело тяжелое воспоминание на его религиозных товарищей. Они, возможно, не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 знали до сего времени о принадлежности нашего ветренного бабу к этой настолько презираемой иными индусами секте. К счастью его, такур отсутствовал. Усадив нас и послав под охраной собственных всадников, он Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 сам по обыкновению куда-то пропал.


Баратпур построен на развалинах, от которых на земной поверхности не осталось сейчас и праха старой столицы, основанной героем Бхаратом. Истинной столице минул всего один век Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20. Посреди развалин старых бастионов и башен, забитых наглухо ползучими растениями, скрывается, как будто стыдясь собственной современной маленькой внешности, дворец махараджи. Он окружен со всех боков башнями и уцелевшими куполами на плоских террасах старенькой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 20 крепости со бессчетными пробоинами, и представляет, по замечанию Фергюсона, "ужасную смесь всех стилей архитектуры" от сарацинского до джатского.


e-a-sherbakova-vserossijskoj-nauchno-prakticheskoj-konferencii-s-mezhdunarodnim-uchastiem-balashov-aprel-2012-g.html
e-a-smoldireva-socialnaya-infrastruktura-kak-faktor-razvitiya-mirovoj-ekonomiki-upravleniya-i-prava.html
e-absolyutnoe-preimushestvo.html