Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25

Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25

> ни ваша манас-сутратма, а сутратма-будхи.


- Но это не объясняет мне, почему вы называете загробную жизнь бессмертной, нескончаемой, реальной, а жизнь земную зовете призраком? Ведь, по вашему учению, выходит, что загробная Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 жизнь имеет свои пределы, что и она, хотя продолжительнее земной жизни, но все таки обязана иметь собственный конец.


- Вне сомнения. Духовное эго человека двигается в вечности, как маятник, меж часами жизни и погибели. Но если Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 эти часы, периоды жизни земной и жизни загробной, ограничены в собственном продолжении, и даже самое число таких шагов в вечности, меж сном и бдением, иллюзией и реальностью, имеет свое начало, как и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 собственный конец, то сам духовный странник вечен. Потому и часы его загробной жизни, когда, разоблаченный, он стоит лицом к лицу с правдой, а не с миражами его преходящих земных существований Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, во время периода его скитальчества, который у нас зовется "циклом рождений", составляют в наших мнениях единственную реальность. Такие перерывы, несмотря на их конечность, не только лишь не мешают сутратме, повсевременно совершенствуясь Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, следовать всегда непреклонно, хотя равномерно и медлительно по пути к ее последней трансформации, когда она, достигнув цели, становится "божественным" существом; они не только лишь способствуют достижение этой цели, но без таких конечных перерывов Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 сутратме-будхи никогда бы и не добиться ее. Сутратма - актер, а ее многие и разнохарактерные воплощения - роли его. Не назовете же вы, я полагаю, эти роли, а тем наименее их костюмчики, личностью Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 самого актера? Как и он, душа принуждена играть во время цикла рождений, и до заслуги самого преддверия паранирваны,<> много таких, нередко противных для ней ролей; но как пчела собирает с каждого цветка его мед Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, оставляя остальное на еду земным червякам, так и наша духовная личность, сутратма, собирая один нектар духовных свойств и самопознания каждой земной личности, в которую карма заставляет ее воплощаться, сливает в конце концов Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 все эта свойства воедино, являясь тогда существом совершенным, дхиан-коганом.<> Тем ужаснее для земных личностей, с которых ей не пришлось что-либо собрать. Такие личности, естественно, не переживают сознательно собственного земного Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 существования.<>


- Стало быть, бессмертие для земной личности все-же условный вопрос, и самое бессмертие не непременно?


- Нисколечко; оно только не простирается на несуществующее. Для всего того, что существует, как Сат либо Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 исходит от Сата, бессмертие, как и бесконечность, бесспорны. Мулапракрити - обратная сторона Парабрахма, но оба одно и то же. Сущность этого всего, т. е. дух, сила, материя, нескончаема, как и безначальна, но форма Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, приобретаемая этим тройным единством во время воплощений, наружность есть, естественно, только одна иллюзия личных концепций. Потому мы и окрестили одну загробную жизнь реальной, а земную, со включением в ней самой земной Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 личности, называем призрачной.


- Но для чего же в таком случае именовать действительность сном, а призрак - бдением?


- Сопоставление изготовлено для облегчения нам представления; исходя из убеждений земных понятий оно очень верное.


- Для чего Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, если загробная жизнь базирована на справедливости, на заслуженном воздаянии за всю земную скорбь, а сутратма пользуется мельчайшим проблеском духовных свойств в каждом из собственных воплощений, то как можно допустить, чтоб духовная личность в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 нашем бабу, - он ушел, и мы можем гласить о нем не смущаясь, - чтоб личность в этом мальчугане, настолько совершенно добросовестном, великодушном, нескончаемо хорошем, несмотря на все его безверие, чтоб эта личность, говорю я Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, не перебежала в бессмертие, а погибла как "навоз от цветка"!


- Кто же, не считая его самого, когда обрекал его на такую судьбу? Я знаю бабу с малых лет и полностью Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 уверен, что жатва с него сутратмой будет обильная; хотя его безверие и материализм далековато не напускные, но все-же умереть навеки и в полноте собственной личности он не может.


- Но вы же, такур, на данный Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 момент только подтверждали корректность его мнений на его личное состояние за гробом?.. А его мнения - то, что у него испарится после погибели всякое сознание...


- Подтверждал и опять подтверждаю. Можно Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 проспать несколько станций на стальной дороге и все-же, не сохранив об этих ни мельчайшего сознания, пробудиться на последующей и достигнуть цели путешествии уже в сознательном состоянии. Вы нападаете на сопоставление меж Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 сном и гибелью? Так вспомните же, что даже человеку известны три рода сна: непробудно-крепкий, без мельчайшего сновидения; сон с хаотическими, неопределенными сновидениями; в конце концов со снами, настолько живыми и ясными, что для спящего Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 они делаются на время полной реальностью... Почему же в таком случае вы не сможете допустить, что так бывает и с освобожденной от тела душой? По разлуке с ним для нее начинается, глядя Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 по ее заслугам, а главное, ее вере, жизнь или полностью сознательная, или полусознательная, либо же она впадает в тот непробудимый сон без грез, как и без сознания, который приравнивается состоянии Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 небытия. Это есть выполнение "программки", о которой я гласил, сочиненной и заготовленной заблаговременно себе материалистами. Но материалист материалисту рознь. Человек злой либо даже просто большой эгоист, прибавляющий к собственному полному безверию равнодушие ко Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 всему миру, должен обязательно бросить у преддверия погибели свою личность навеки. Ей нечем зацепиться за ее сутратму, и с последним вздохом ее обрывается меж ними всякая связь. Но такие, как бабу, проспят Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 только одну "станцию". Настанет время, когда и он сознает себя опять в вечности и раскается, что растерял даже один денек <> из жизни нескончаемой.


- Но точнее ли все-же сказать, что погибель есть Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 рождение к новейшей жизни либо, еще лучше, возвращение в вечность?


- На самом деле оно так и есть, и я ничего не имею против перефразировки. Но только с нашими условными понятиями о вещественной Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 жизни слова "жить" и "существовать" неприменимы к чисто личному состояние посмертного бытия, и если б они употреблялись в нашей философии без твердого познания всех ее разъяснений, то ведантисты очень скоро пришли Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 бы к странноватым идеям, которые преобладают в наше время меж южноамериканскими спиритами, проповедующими о вступающих в брак "духах" как меж собой, так и со смертными... Как и у настоящих, а не номинальных христиан Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, загробная жизнь ведантистов есть та страна, где нет ни слез, ни воздыханий, где ни посягают, ни женятся... Потому и вследствие того, что жизнь разоблаченной души, владея всей живостью действительности, как в других сновидениях Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, не имеет ни одной из грубо беспристрастных форм земной жизни, применимых только для телесных эмоций, наши философы и сравнили ее с грезами во время сна. А сейчас я, кажется, все растолковал Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25...


Мы разошлись, но этот разговор запал мне в душу, и я его никогда не запамятовал. В тот денек я чуть ли не поссорилась с бабу за его чарвакские проделки; но Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 в этом бенгальце, несмотря на все его добрые свойства, недоставало некий струны... и я решила предоставить его своей участи. Но нередко, - как нередко! - после его ранешней погибели я сожалела о собственном равнодушии Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25...


Чуть мы кончили обед в беседке, как нам доложили, что некий юноша в одежке йога, присланный "такур-саибом", просит позволения видеться с нами. При имени такура полковник, осведомлявшийся уже пару раз о Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 собственном гуру (учителе), но не получивший никакого удовлетворительного ответа от Нараяна, поспешно вскочил из-за стола.


- Пусть, пусть он войдет! - засуетился он в экстазе. - Я уверен, что это его чела, которого он Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 обещал выслать по приезде домой, фактически для моего специального обучения в пранаяме...<>


- Что ж вы, тотчас после обеда, думаете взять 1-ый урок?.. - осведомилась я.


- Естественно, если только чела будет согласен... Для чего терять Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 драгоценное время?


- Но ведь с вами еще, чего хорошего, сделается удар на полный желудок... Вы просто сходите с разума с вашею страстью к йогизму. Вспомните, что я вам гласила... предостерегая вас Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, на станции, около Баратпура...


- Помню, помню, - обиженно проговорил наш президент. - Я отлично понимаю и издавна сознаю, что вам почему-либо не охото, чтоб я изучал таинства старой Индии...


- Да какие же это таинства? Просто фокусы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, и вам они совершенно излишние и даже небезопасные...


- Буду надежды, что такур не питает каких-то вредных планов против моей жизни, ни даже против... моего здоровья, - получила я сухой ответ.


Я махнула Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 рукою.


- Полковник, - тихо позвал его Мульджи. - Мам-сааб права... Пранаяме обучаются с самой ранешней юности и...


Но он не успел кончить, а хмурое лицо полковника прояснилось ухмылкой блаженства: перед ним Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 стоял, неслышно проскользнув босоногими ногами по мостику и в мгле, посланный такура...


Он вдруг воспрянул пред нами, как будто вырос из-под мраморного пола киоска; весь облитый дрожащим, очень колеблющимся от Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 ветерка, светом восковых свеч, он стоял у входа, недвижный, опустив глаза и со сложенными на груди руками. Длинноватые фантастические тени скользили по его белоснежной одежке и лицу, придавая его малеханькой, узкой, практически Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 прозрачной по худобе фигуре что-то странноватое и неземное в ее очертаниях.


- Сарва бхишта ммундаха!.. (Да исполнятся все ваши желания!) - прозвучал его тихий, ласковый, как у девицы, голосок, на тамильском языке.


Мы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 все отвечали на его приветствие, кто как знал и умел. Мульджи и Нараян, бормоча что-то по-санскритски (должно быть, формулу), закрывая ладонями уши и оба низковато кланяясь; бабу, скаля зубы и со сложенными вкупе Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 ладонями; я, пробормотав через зубы обычное приветствие по-английски.


Зато полковник отличился, удивив присутствующих вообщем, а меня насмешив к тому же несказанно.


Он согнулся в три смерти и, заложив уши ладонями Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 по примеру 2-ух индусов, вдруг распластался перед смиренно стоявшим перед ним юношей и практически уткнулся носом в его нагие ноги...


Мы все кинулись к нему, думая, что он поскользнулся, очень низковато кланяясь, и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 свалился. Но он вскочил на ноги также проворно и, приветствуя посла снова, проговорив "салам" и, прикасаясь правой рукою ко лбу, приглашал его левой к скамье у стола со различными Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 знаками подобострастного почтения, как будто у него дело шло о приеме царевича крови.


- Что вы такое творите, полковник? - произнесла я ему тихо по-французски. - Ведь он поразмыслит, что вы смеетесь над ним.


- Ради Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 Бога, ни слова! я его вызнал... хотя такур только намекал мне про него... Он не обычной чела, не ученик, а адепт "Братства Рощи"...<> Вы слышали, он приветствовал нас на тамильском наречии?.. - шепнул в ответ Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 полковник тоже по-французски.


- Так что все-таки это обосновывает? Он...


- Извините меня, madame et monsieur... что я вас прерываю... Но я говорю по-французски, я родом из Пондишери, - вдруг огорошил нас Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 на языке Виктора Гюго новоприбывший этим же тихим, ласковым голоском, в каком не слышалось ни мельчайшей ноты издевки, настолько понятной бы в его случае.


Я не выдержала и расхохоталась Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 на весь сад; но полковник почему-либо рассердился, хотя и укрыл достаточно ловко неприятную конфузию.


- А... вы из Пондишери? Очень, очень рад. Значить, нам будет легче разъясняться... А я уже было страшился, что мы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 не усвоим друг дружку...


- Я говорю и по-английски, - прозвучал тот же глас.


- Потрясающе! - воскрикнул полковник, и здесь же, и настолько же в один момент он видимо утрачивал кое-что из собственного Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 благоговения пред таким широким светским образованием во вред, как он считал, наукам магическим. - Потрясающе! Садитесь же сюда к столу и познакомимся... Вы к нам от такур-саиба?..


- Да, это он Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 послал меня к вам...


- Вы его чела?.. Ах да, извините меня, меж иным, что я принял вас за 1-го из Братства Рощи... Я считал...


И, не высказав, что конкретно он считал, полковник забавно, хотя мало Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 и принужденно, рассмеялся.


- Вы не должны просить прощения, так как вы угадали правильно... я вправду принадлежу к этому братству.


Мне сделалось положительно жалко полковника, до таковой степени он растерялся при всем этом Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 новеньком поражении. Обширно раскрыв под очками зрачки, не сводя глаз с лица юноши, бедный президент смотрел на него таким рассеянным взором, будто бы лицезрел пред собою выходца с того света. Смотрела Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 и я на него с величайшим любопытством, а за мной и два индуса: Мульджи и бабу. Один Нараян посиживал, обидно поникнув головой и, казалось, смотрел только в себя самого, не замечая Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 никого и ничего.


- Вы... вы один из этих умопомрачительных адептов... Вы садху!. Я так и знал... Я это предчувствовал!..


- Oh my prophetic soul! - тихо продекламировал бабу из Гамлета.


- Пока только кандидат в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 оные: умеренный шишия <> к вашим услугам, полковник-саиб, которому такур-саиб поручил ваше предварительное воспитание, если позволите.


Незнакомец гласил тихо, серьезно и с огромным достоинством. Ни мельчайшей ухмылки на его юношеском Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, практически детском лице, без мельчайшего следа бороды и с еле приметным пушком на верхней губе. С виду ему казалось менее шестнадцати лет. Только вглядываясь пристальнее в его замечательное лицо, непременно дравидского типа, можно Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 было увидеть на нем признаки возмужалости. Он посиживал у стола, и сейчас на него падал броский свет лампы, позволявший мне разглядеть точнее его черты. Он был еще ниже ростом и вообщем еще миниатюрнее Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 нашего малеханького бабу. Его крохотные, как у десятилетней девченки, ручки лежали на столе, напоминая мне своею атласистой кожей и цветом прекрасные бронзовые руки на пресс-папье. Округлое, поражающее своею худобой и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 нежностью лицо, с небольшим прямым носом, небольшим с тонкими губками ртом и противоестественно большими очами и бровями, темными, как будто он их намазал дегтем, все это осененное львиной гривой, вьющиеся волны Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 которой падали в кавардаке на его уши, лоб и плечи. Костюмчик его состоял, как и у нашего бабу в жаркие деньки, из нескольких аршин тонкой белоснежной кисеи, из-под которой показывались угловатые Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 очертания его изможденного остова. Две глубочайшие морщинки меж бровей, такие же складки у углов рта и глаз сладкоречиво опровергали 1-ое воспоминание молодости. Позже мы узнали, что ему далековато за 30 лет.


Он посиживал Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 не двигаясь, вроде бы уважительно ждя вопросов и вперив размеренный, ничего не выражающий взгляд в полковника. Если б не легкое колыхание его колье из семян рудракши,<> его можно было бы принять за каменное изваяние Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, так безжизненно и бездвижно было его лицо.


Последовало очень неудобное молчание. Сконфуженный три раза попорядку полковник поправлял очки, снимал, протирал и опять седлал ими нос, не произнося ни слова и запамятывая Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 при всем этом известии не только лишь проявить удовлетворенность, но даже поблагодарить новоприбывшего за принимаемые им на себя обязанности "подготовительного воспитания".


"И в чем это воспитание будет состоять?", думалось мне, "он только насмешит весь Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 люд!.."


- Я имею к вам письмо от такура-раджи и небольшой подарок, - оборвал молчание посланный.


Запустив руку под кисею, он извлек из ее широких складок сначала запечатанный конверт, а Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 потом коробку, и положил оба предмета пред полковником. При виде их наш президент в конце концов встрепенулся и здесь же вошел снова в свою колею.


- А!.. очень, очень признателен вам... мой гуру Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25!.. - отвечал полковник с развеселой ухмылкой. - Вы позволяете?.. - указывая на письмо.


Гуру (учитель) сделал легкий поклон и жест одобрения, которые принесли бы честь хоть какому маркизу парижской гостиной, до того оба были запечатлены достоинством Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 и грацией.


Письмо было распечатано, и прочтенное сначала про себя, потом сообщено всем нам звучно. Оно было кратко, но содержало достойные внимания для всех нас известия.


"Посылаю вам, разлюбезный полковник, - писал такур, - обещанного мной Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 наставника в интересующих вас науках. Субраманья-Мурга-Анандам-Свами - для сокращения именуйте его Анандой-Свами - молод, но он уже достигнул предпоследней ступени, ведущей во внутренний храм гупта-видьи. Он Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 член Братства Рощи, стало быть полностью знакомый со всеми приемами разных систем, как они практикуются той либо другой сектой. Не быв индусом, вам нельзя, естественно, следовать ни одному из особых способов, усвоенных Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 сектами, но вам предоставится выбор из учений наилучших школ и таким макаром вы будете в состоянии выучиться многому... Сожалею искренно, что даже в случае вашей полной победы над искусами вы не сможете все-же принадлежать Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 к нашему ашраму: <> вы были женаты, папой семейства и светским человеком - три неодолимым препятствия к раджа-йогизму"...


На этой фразе полковник немного споткнулся, и на секунду его глас оборвался и задрожал Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25. Как эхо раздался, в дальнем углу, еле слышный, но полный сердечной муки вздох, быстрее похожи на стон... Стремительно взглянув в ту сторону, я увидела исчезающую в мгле высшую фигуру на мостике...


"Бедный Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 Нараян!" вздохнула я про себя, прося полковника продолжать чтение. Никто не направил внимания на этот вызванный страданием звук; никто - не считая, как мне показалось, новоприбывшего. Томные веки медлительно приподнялись, и из-под густой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 бахромы ресниц сверкнул устремленный на мостик взор. Таинственное выражение этих глубочайших, черных, как ночь, глаз поразило меня так очень, что, на уровне мыслей рассуждая о его значении, я не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 расслышала окончания письма такура и должна была попросить полковника передать мне его для чтения.


"... Вобщем", прочла я дальше, "в случае если, вы выйдете победителем, это не помешает мне считать вас моим челой в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 неких отношениях. Но не возлагайте надежды когда-либо сделаться раджа-йогом. Это положительно нереально.


Завтра, с зарей, вы все последуете за Анандой-Свами, который и проведет вас не достаточно кому известной и кратчайшей дорогой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 ко мне. Вследствие узнаваемых обстоятельств, вы отправитесь в ландо махараджи только до наиблежайшей деревни, откуда оно будет отослано назад. О поклаже не волнуйтесь: она уже выслана куда следует из Баратпура. В Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 деревне вас повстречает другой экипаж и отвезет в Шри-Матру, место рождения Кришны. Потом вам придется ехать в лодке, верхом и даже идти пешком по лесам. Для упасики найдется паланкин, да и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 ей, естественно, нужно будет сделать кэсс <> пятнадцать пешком, передайте ей, чтобы она заблаговременно не отчаивалась: наши дороги окажутся для нее наименее тяжелыми, чем англо-индийские либо европейские пути сообщения; я позабочусь Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 о том. Советую вам всем сохранить в тайне ваш визит в наши раджпутские вертепы; бара-саабам нет до него дела".


За сим следовало еще несколько строчек инструкций и говорилось о посылке полковнику Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 салиграма.


Пока наш президент, с скупо бросившимися к коробке индусами, благоговейно рассматривает сокровище, обрисую этот талисман и все, чтo мы узнали про его характеристики в тот вечер от Ананды-Свами.


Салиграм пользуется таковой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 же славой в Индии, как и рудракша; то круглый, время от времени округлой формы камень, темный как смола и настолько же блестящий, величиной от персиковой косточки до гусиного яичка, но достигающий, в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 редчайших случаях, до размера дыни, когда он делается практически неоценимым. Вобщем, его ценность зависит более от обладания разными качествами, ежели от величины и формы. Есть крохотные салиграмы, похожие на зерно перца Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, стоящие целые состояния. Как и всегда бывает, находятся меж ними, подобно египетским скарабеям, поддельные камешки, бессовестные имитации; но посвященного брамина никакая подделка не околпачит. Вобщем, этот камень по-настоящему совсем и не камень Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, а окаменелая раковина.


Истинные и самые ценные салиграмы находятся исключительно в одном месте, во глубине реки Гандака, в Непале, одной из основных данниц священного Ганга. Это место охраняемо от искателей салиграма Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 бойцами Непальского короля, которые живут на берегах круглый год в казармах, и каждый отысканный салиграм посылается в королевскую сокровищницу. Их нельзя приобрести у махараджи ни за какие средства, но он дает Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 их время от времени тем из ученых браминов, к чьим рукам камень пристанет как пиявка, протянутым к ним на расстоянии нескольких аршин. Этот род искуса удается очень изредка; но британский резидент, Годсон Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, находился при таком случае и лицезрел, по рассказам, явление своими очами.


Бывают такие салиграмы - к числу этих принадлежит образец, подаренный такуром президенту - на коих фигуры представляют Кришну (аватара Вишну) под видом Гoпала (пастуха) со стадом Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 его скотин. На нем игра природы достигнула собственного последнего искусства: картина казалась как будто выдолбленною тончайшим резцом художника, хотя воображению и приходилось играть в созерцании скотин некую роль.<>


Образование таких камешков Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 приписывается натуралистами какому-то роду рыб. Рыба де выбирает камушек, а потом, прижавшись к нему, начинает свивать для себя гнездо либо раковину, материалы для которой она выпускает, как паук, из собственного организма Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25. Замуровавшись в раковине на некое время и почувствовав всю скуку уединения, рыба разбивает раковину и уплывает дальше; а камень с раковиной преобразуются в салиграм. Это я прочитала, вобщем, в туземной Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 естественной истории дравидов. Как разъяснение вместе с правдой и западной наукой, сказать не берусь.


Полковник несказанно обрадовался такому редчайшему дару. Он осматривал салиграм со всех боков, любовался им, нянчился с ним. Узнав Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 от Ананды-Свами, что он должен носить его, для вящей реальности его укрытых свойств, на теле, он стал приставать ко мне зашить его немедленно в кожаный мешочек, с тесемками, для привязыванья вокруг пояса Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25. Он притащил иголку, нитей, ножницы. Только изрезав пару новых лайковых перчаток, я успела приобрести этой ценой спокойствие на весь остальной вечер.


Отправляясь, далековато за полночь, отдохнуть часа два до отъезда, я Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 увидела на ступенях террасы две фигуры. Одна из их посиживала, опустив на ладошки голову; другая стояла пред ней, скрестив на груди руки. Я выяснила Нараяна и Ананду-Свами...


XXXIV


Наутро все было изготовлено Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 по программке такура. С зарей, т. е. за полчаса до солнечного восхода, потому что зари у нас в Индии не полагается, мы направились к некий деревушке при полном свете звезд, и вышли из ландо в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 ту минутку, когда, как будто газовые рожки под рукою театрального капельдинера, звезды все разом потухли, а с горизонта на нас блеснуло, дохнув огнем и пламенем, солнце, светило денька и бич туристов в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 Индии.


Было 6 часов, а до 9 нам оставалось проехать еще миль пятнадцать до Маттры, святой земли индусов всех сект, не считая шаивов. Только твердо решившиеся покончить с жизнью могут путешествовать Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 в Раджпутане весной позднее 9 часов утра. Вследствие этого мы выгрузились из нашего раззолоченного ландо только для того, чтоб перейти в крытый шарабан времен господства португальцев, а может и самого Александра Македонского, в который Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, как на слона, пришлось нам влезать по лестнице. Я поместилась с Нараяном и бабу на одной скамье, а полковник сел меж Анандой-Свами и Мульджи на другой.


Возможно, полуночный разговор Нараяна Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 с молодым "Братом Рощи" воздействовал на него и успокоил его. Бедный отверженный кандидат казался если не совершенно утешенным, то по последней мере покорившимся собственной участи. Пока trio мистиков торжественно рассуждали о чудотворной силе золы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 из священного коровьего навоза, мы с бабу находили средств позавтракать из плетенки с провизией, не выкалывая для себя глаз и не причиняя другим вреда. Нас подбрасывало и швыряло с 1-го конца Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 шарабана на другой самым недостойным образом, и я чуток было не возроптала на такура за таковой экипаж.


Ради исторической верности, вобщем, спешу обмолвиться: употребляя слово trio, я выражаюсь ошибочно. Рассуждали о Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 чудодейной силе золы, которою мараются сектанты Шивы, только "генерал" с полковником, а поправлял их бессчетные ошибки и некорректные мнения Ананда-Свами. Нараян слушал и поучался.


Дорога скоро пошла песочная. Попадая, в конце Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 концов, яствами заместо носа и глаз в рот, куда им и следовало сходу попасть, если б не ухабы, мы, в конце концов, с бабу насытились и успокоились. Полковник тоже прояснился, и разговор скоро сделался общим Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 и очень поучительным.


Что у кого болит, тот о том и гласит.


- Это уж не наша с вами вина, полковник, что мы оба были женаты, - рассуждал огорченный Мульджи. - Вы еще, может Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 быть, женились по собственному желанию, а меня закабалили, когда мне было всего 6 лет... Что ж мне было делать? не убивать же собственной супруги для того, чтоб поступить в раджа-йоги; да оно и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 не посодействовало бы, а только послужило бы еще бoльшим препятствием. Вот и выбирай... В раджа-йоги не пускают, а от хатха-йогов отстраняют. Естественно, это система очень на практике страшная; но что Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 все-таки нам делать, Свами, когда другого нам нет выбора? Лучше хатха, чем ничего. Достигнув известного возраста, нельзя обойтись без религии... никак нельзя!..


- Можно учить философии и не вдаваясь в крайности, - расслабленно Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 увидел Ананда-Свами.


- Вам это просто гласить. Вас не женили против воли и не спрашиваясь, и пред вами все дороги к потаенным наукам открыты, - разозлился Мульджи.


- Меня, вобщем, интересует в этой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 науке не столько религия, сколько достижение трансцендентальных загадок йогизма, и я должен достигнуть собственной цели так либо по другому. Я должен научиться не только лишь пранаяме, да и всему, что содействует развитию Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 психологических сил, - кипятился О***.


Аскет тихо наклонил голову, но ничего не произнес. Пришло молчание.


С минутки его возникновения меж нами этот парень очень возбуждал мое любопытство. Я положительно не могла придти к Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 какому-либо определенному о нем заключению и только следила за ним издалече. Рекомендация такура была так веска в моих очах, что я, естественно, не доискивалась, неплохой ли он человек, не шарлатан ли Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, каких много бывает из величающих себя аскетами и йогами в Индии. С этой стороны Ананда-Свами был полностью застрахован против подозрения. Но я страстно вожделела выяснить, как в нем развиты те удивительные Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 психологические дары, пред которыми мы все склонялись в лице такура. Обладает ли он в одинаковой мере способностью читать в идей других как в открытой перед ним книжке? Может ли он не только Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 лишь читать, да и управлять идеями других, создавать хоть некие из числа тех умопомрачительных явлений, которые по-видимому так просто даются такуру? "Для чего он его прислал? к чему?" - думалось мне. Я Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 знала, что полковник зря уповает достигнуть, хотя в малых размерах, не только лишь высоты раджа-йогизма, но даже тех странноватых, не поддающихся объяснению психофизиологических возможностей создавать так именуемые "чудеса", которыми Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 справедливо славятся некие хатха-йоги.<> Для раджа-йогов требуется, как показано, дрессировка и чисто психологические неуклонные усилия в этом направлении с самых молодых лет; полное исследование, а главное осознание потаенного смысла учения Патанджали Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, а не мертвой буковкы его системы, и посвящение в мистерии, которых не выдадут посвященные брамины никому и ни за которую стоимость. А чтобы сделаться хатха-йогом, нужны годы нечеловеческих, сверхъестественных усилий и физических истязаний Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25. Ну и нужно родиться с такими физиологическими идиопатиями, по другому ничего из этого и не выйдет, а остается только факирская мерзкая наружность, да незапятнанное шарлатанство. Против последнего такур крушит во Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 всеуслышание, а первого он не в состоянии представить полковнику. Так зачем же эта напрасная комедия? Для чего допускать нашего добросовестного, наивного президента одурачиваться в очах индусов, как и в собственных очах? Расспросить разве Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 Ананду? Смотреть за ним, пока он чем-либо выдаст свою цель? Только не похоже, чтоб он был способен проговориться!.. Не сводила я с него глаз целый вечер намедни, не сводила Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 их и сейчас с 5 часов утра, и все таки не пришлось мне выудить на этом юношеском лице ни тени ухмылки, ни даже какого-нибудь определенного выражения. Оно бездвижно, положительно непроницаемо под маской безжизненного, полного Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 спокойствия. Глас его мягенький и ласковый, припоминает однообразное чтение вполголоса; ни мельчайшей интонации, хотя цветочки восточного сладкоречия тотчас так и сыплются; мысли очень и правильно выражены, в очах тоже отсутствие выражения, даже время Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 от времени мысли. Большие зрачки то сжимаются, то расширяются, поблескивают, угасают, как будто в их происходит периодическое движение часового прибора.


У меня даже побежали мурашки по телу, когда его лучистые, размеренные глаза Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 повстречались с моим любознательным взором. Да и здесь глаза эти мне ничего не произнесли. Нет сомнения, он обладает собой еще лучше такура.


Меж тем полковник не переставал беспокоиться.


- Но ведь Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 я же не знаком с обрядностями! - сетовал он. - Как мне быть? И что все-таки мне делать с салиграмом?


- Этот салиграм обладает сильными качествами и без излишних джапам (церемоний), и я даже должен Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 вас предупредить... - отвечал Ананда.


- Что такое? поведайте, умоляю вас...


- Этот камень представляет Гопала-Кришну.<> Тот, кто носит его при для себя, должен избегать встречаться с коровами. По другому скотины, целое стадо Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 их, кинутся бежать с веселым мычанием за владельцем такового салиграма. Он завлекает их неудержимой магнетической силой...


Я поглядела на Ананду-Свами в удивлении. Смеется он, что ли, над нами? Но его лицо было Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25, как и всегда, серьезно и бесстрастно.


Полковника немножко не передернуло.


- Это так, - воткнул словечко Мульджи. - У моего деда был таковой салиграм, и скотины такура Видванского, у которого он служил деваном (министром), чуток было Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 раз не забодали его, ласкаясь к нему.


- А ведь Маттра полнехонька скотин, полковник, да вприбавок еще священных! - пригрозила я, еле удерживаясь от хохота.


- А "священных макашек" там еще более Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25! - ввентил словцо бабу.


- Ну, это для того, чтоб не снимать с тебя излишних фото, бабу, - язвительно увидел благочестивый Мульджи. - Тебе-то уж нечего помогать мам-саиб. Она не должна уважать наших верований, а ты Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 - индус.


- Мы должны, как теософы, уважать все верования, - сентенциозно произнес президент. - Но не в том дело, а в вопросе, как мне употребить с полезностью салиграм? Вобщем, я посоветуюсь об этом с такуром, - добавил Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 он, как-то разом успокаиваясь. - Что это у вас за тростник, Ананда-Свами? - в один момент вопросил он, занявшись новым предметом и с любопытством разглядывая висевшую на руке аскета палку Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25.


- Это хануманта-бера... волшебный жезл всех мадрасских аскетов, - предупредил бабу ответ.


- Так ли это? - переспросил полковник с непонятным доверием к заниям бабу. - Могу ли я просить вас, Ананда-Свами, дать мне Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 на этот счет несколько подробностей?.. Я читал про таковой жезл в сочинениях Жаколио. Верно ли он его обрисовывает?


- Нет; так как он собирал свои сведения от тех, которые сами ничего не знали о дэнде Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 (заглавие жезла) и греховно околпачивали его.


- Ну, а нам вы сможете дать историю этого вашего бамбука и сказать, почему он считается волшебным и именуется "ханумановским"?


- Вам могу. Вы теософы и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 имеете право на наше доверие. Я к вашим услугам. Спрашивайте.


- Так почему, к примеру, отвергая богов, как сказки, вы меж тем носите посвященные Шиве и Хануману предметы? Что же это все-таки за Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 потаенна?


- В этом нет ни мельчайшей потаенны. Все дело в том, что в нашей мифологии нет той басни, которая не была бы базирована на правде. Я ношу рудракши и дэндане не поэтому, что Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 брамины вздумали окружать эту правду туманом той либо другой басни, а поэтому, что дерево и плод, из которого они изготовлены, имеют сами по для себя характеристики, полезные для некой тенденциозной мною Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 цели.


- Но, это достаточно рискованное вам дело. Те, кому вы не растолкуйте суть дела и причину такового деяния, не увидят меж вами и хатха-йогами никакой различия.


- Отрешившись от света, мы не лицезреем предпосылки Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 озабочиваться тем либо другим его воззрением о нас. Люди могут мыслить о нас что им угодно.


- Вы на данный момент гласили о нужных для вашей цели свойствах дерева и плода дэнды Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 и рудракши. Не сможете ли вы нам сказать кой-чего об этих свойствах?..


- Я могу вам сказать только мертвую буковку легенды и основанной на ней обрядности. Реальный смысл раскрывается нам только после третьего Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 25 посвящения.


e-allergologicheskij-anamnez.html
e-atos-k-poiskah-effektivnogo-upravleniya-1-glava.html
e-atos-k-poiskah-effektivnogo-upravleniya-15-glava.html