Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10

Отъезд няни на богомолье. -- ^ Местная Мессалина. -- Ночь перед рекрутчиной. -- Воровство в доме и обязанные клятвы. -- Обучение

  

   Наступила весна 5-ого года нашей жизни в деревне. Наша семья была сейчас очень немногочисленна: моя мама, старшая сестра Нюта Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, я и няня -- вот и все население нашего огромного деревенского дома. Мой брат Заря был определен в Аракчеевский корпус в Новгороде, Андрюша находился в дворянском полку (военное училище) в Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 Петербурге, Саша -- в пансионе.

   Все домашние как-то начали замечать, что няня худеет изо денька в денек. Матушка очень обеспокоилась. Что было делать? Привезти из городка доктора? Это числилось необычным событием в деревне Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 и стоило огромных средств: лошадям приходилось делать четыре конца, как следует, нужно было высвободить от работ как их, так и кучера по последней мере дней на 6. Лишая доктора практики в продолжение такового Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 долгого времени, соответственно с этим следовало назначить ему и солидное вознаграждение. Невзирая на свою крайнюю расчетливость, матушка так высоко ценила награды няни, что не побоялась бы расходов, но как уговорить ее согласиться на Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 это? Но случай посодействовал выйти из затруднения. В это самое время очень захворала Воинова, и ее супруг выслал лошадок за медиком в губернский город. Гувернантка Воиновых предложила матушке от имени Натальи Александровны пользоваться Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 этим случаем.

   Как вспыхивали от смущения бледноватые щеки няни, когда матушка читала ей письмо Ольги Петровны! "О господи! -- повторяла она на все лады. -- Такие истинные барыни, как Александра Степановна Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 и Наталья Александровна... можно сказать, 1-ые в нашей окружении... и вдруг задумываются о таком черве, как я!" Она всегда была верна для себя, моя святая, моя величавая смиренница няня! Но матушка за эти Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 слова жутко рассердилась на нее. "Ведь ты же отлично понимаешь, что, если какая неудача стрясется с тобой, -- малыши мои погибнут и хозяйство прахом пойдет!.." И она повезла ее к медику, полностью верно объяснив Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 ему причину заболевания: "Исстрадалась она у нас заботами о детях!" Доктор не отыскал у няни ничего сурового, но порекомендовал дать ей отпуск на два-три месяца для полного отдыха.

   Идея, что няня Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 уедет на такое длительное время, приводила меня в отчаяние. В глубине души я сознавала, что должна подчиниться этому решению, но не искусна совладать с собой. Когда я вспоминала предстоящую разлуку Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, я то рыдала, то, сидя по целым часам на одном месте, даже не отвечала няне на ее вопросы. Матушка и Нюта усовещивали и бранили меня, но из этого ничего не выходило, и я тосковала Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 больше. В один прекрасный момент во сне я начала так плакать и орать, что всполошила весь дом. Меня разбудили, и я увидела у моей постели матушку и няню. Мне дали напиться, и я Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 успокоилась. Возможно, няня пошевелила мозгами, что я уже уснула, потому что произнесла матушке: "Хоть режьте, я никуда не поеду!" Это решительное заявление няни так меня успокоило, что я снова вошла в прежнюю Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 колею. Но в один прекрасный момент днем няня поразила меня тем, что как-то сконфуженно отворачивала от меня свое лицо, руки ее дрожали и она без охоты разговаривала со мной Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10. Вдруг в фронтальной раздались голоса Воиновых, и я забавно побежала к ним навстречу. Не прошло и получаса, как матушка безапелляционно объявила мне, что я должна на данный момент же одеваться, потому что отправляюсь в Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 дом Воиновых вкупе с ними, и мне стали быстро-быстро подавать верхнюю одежку. Я сообразила собственный приговор и с кликом ринулась к няне, но матушка сердито оттолкнула меня от Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 нее, и она, утирая слезы, вышла из комнаты. Больше я не видала ее до самого ее возвращения.

   Когда я приехала к Воиновым, хозяйка дома и ее гувернантка делали все, чтоб веселить нас, малышей Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10: летние деревенские наслаждения сменялись одни другими, и я деньком совершенно не вспоминала ни о доме, ни даже о няне, но когда я лежала в кровати, я длительно не засыпала, и меня вдруг обхватывала Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 ужасная тоска. И вот в один прекрасный момент я стала прислушиваться к разговору помещицы Ковригиной, которая вечерком приехала к Наталье Александровне и разговаривала с нею в столовой, дверь из которой была приоткрыта в Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 детскую.

   Ковригина была вдовою, еще не старою и достаточно красивою женщиною. Хотя доходы с ее маленького имения были невелики, но потому что у нее не было ни деток, пи Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 родни, она могла жить состоятельно. Но она, видимо, проживала еще больше, чем имела: зиму она проводила в губернском городке, где много выезжала, плясала, наряжалась и, как гласили, гуляка напропалую; в деревне же она убивала время Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, зазывая к для себя гостей.

   Ковригина была собственного рода Мессалиною1 в нашем захолустье: про нее ходило много рассказов. Когда по дороге показывался ее экипаж, более щегольской, чем у кого бы Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 то ни было в нашей местности, дворовые я человеческой и гости в "господском доме", не смущаясь присутствием деток, ведали о ее различных похождениях. Сколько в их было правды, я не знаю, но, как Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 факт общеизвестный, передавали, что она при помощи прислуживавшего в доме казачка отравила собственного супруга, а потом, чтоб приобрести молчание собственного крепостного, сделалась его любовницей и совала ему средства и подачки, что только Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 увеличивало его требовательность и наглость. Она избавилась от него только предательским образом, послав его в воинское присутствие и забрив ему лоб. Все же дело о неожиданной кончине ее супруга все-же появилось Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, и она употребила весь собственный маленькой капитал и свои бриллианты на то, чтоб потушить его. Когда это ей удалось, она на достаточно длительное время куда-то уехала из наших краев Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, но потом снова появилась в собственной усадьбе и сходу начала вести беспутный стиль жизни. Ее не воспринимали в почти всех помещичьих семьях, но не поэтому, что она запятнала себя уголовным злодеянием и недобропорядочным Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 поведением, а только из-за того, что находили ее неотразимой для супруга либо отпрыска. Ни один помещик не решался признаться в том, что посещает ее: они приезжали к ней не по Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 другому, как оставив лошадок на постоялом дворе, находившемся в полутора милях от ее дома, и являлись к ней пешком. Когда она впервой приехала к нам в Погорелое, матушка приняла ее очень разлюбезно, но Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, проболтав с ней вечер, пришла к заключению, что Ковригина-- "дурашка и пустельга", что на нее не стоит растрачивать времени, а поэтому не дала ей визита и раз навечно отдала приказ няне, когда она Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 будет приезжать к нам, гласить ей, что матушка только-только уехала.

   Когда Ковригина, разговаривая с Воиновой, вдруг произнесла мою фамилию, я стала прислушиваться. "Все ее детки (другими словами моей мамы), -- гласила она Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10,-- злосчастные, заброшенные сотворения, а сама она ледяная глыба. От отсутствия ее заботливости у нее уже сгорела одна дочь, ну и все ее малыши погибли бы в огне и помойных ямах Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, если б не няня..."

   Я не могла осознать того, что все произнесенное Ковригиною было с ее стороны местью за пренебрежительное отношение к ней моей мамы. Потому что я мачалась от ее холодности и Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 была уязвлена в ранешном детстве ее словами во время моей тяжеленной заболевания, то все слышанное мною опять пробудило в моей душе дурные чувства к матушке.

   По возвращении домой я с особой силой ощутила Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 весь кошмар одиночества. Он был всего более чувствителен для меня, так как в то лето у нас не гостили ни мои братья, ни сестра Саша. Она уже была в старших классах пансиона и Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 получила на каникулы место в Черниговской губернии у богатых малорусских помещиков, где она учила французскому языку и музыке их единственную дочь, воспитанницу такого же пансиона. Хотя за этот труд сестре Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 предложили неописуемо жалкое вознаграждение, что-то вроде 10 либо 12 рублен за все лето, но она письменно умоляла матушку не лишать ее "счастья быть полезной семье" и Позволить взять место. Матушка согласилась, и Саша в Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 первый раз отправилась на место гувернантки, а осенью прислала ей все приобретенные ею средства.

   Тут кстати будет упомянуть об уникальном отношении моей мамы к деньгам, получаемым моею сестрою за собственный труд. Оно Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 было совсем таким же, как и у фермеров, когда те посылают отпрыска на заработки. Сестра Саша потом много зарабатывала, естественно сравнимо с тем, что тогда вообщем получали у нас дамы Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, но как свое 1-ое вознаграждение, так и до конца собственной жизни она все до последней копейки отдавала мамы. Когда ей нужна была новенькая обувь, шапка, платьице либо что другое, матушка добивалась, чтоб Саша Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 показала ей то, что она вожделеет обновить. Время от времени она находила, что ботинки ее дочери могут выдержать вторую починку, а платьице еще не так истрепалось, чтоб его подменять другим, -- и Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 отказывала удовлетворить ее просьбу. Когда Саше приходилось письменно просить матушку разрешить ей удержать себе несколько рублей из собственного заработка, это делалось с подробным и четким обозначением того, на что конкретно и сколько ей было необходимо Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 средств. В ответ на такую просьбу матушка заурядно посылала ей собственный свой перечень, в каком точно определяла, во что должно обойтись то либо другое: заместо предполагаемой сестрой материи на Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 ее новое платьице по 60 коп. за аршин, она должна была по приказанию мамы приобрести ее по 40 коп.; "что все-таки касается башмак, -- стояло в одном из писем матушки к сестре, отысканных мною в Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 ее бумагах, -- то и козловые ботинки в 1 руб. 50 коп. могут еще считаться щегольством для таковой бедной девицы, как ты, а эти фокусы, чтоб брать нонешние башмаки в 3 рубля, так ты это выбрось из Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 головы. И с чего это у тебя вдруг такое фанфаронство? При твоем уме и благоразумии это просто даже непростительно!"

   Но возвращаюсь к собственному рассказу. Если б в нашей семье не было ужасного несчастья Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, происшедшего с сестрою Ниною, погибшею от обжогов вследствие недосмотра, то матушка, по ее словам, давным-давно отдала бы мне полную свободу ходить и бегать где угодно. Но это ужасное Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 семейное событие принуждало ее, невзирая на то что я во время отсутствия няни была уже большою девченкой, поручить меня присмотру горничной Домны, которая должна была всюду аккомпанировать меня, не спуская с меня Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 глаз. Но это совершенно не исполнялось, и Домна только время от времени забегала поглядеть, где я нахожусь.

   Наш дом стоял на горе, а понизу меж ним и озером была сажалка, устроенная еще папой. Когда в Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 озере ловили рыбу и попадалась маленькая рыбешка, ее кидали в сажалку. Некие породы рыб отлично выносили воду сажалки, даже жирели в ней, тем паче что им кидали хлебные крошки, червей Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, рыбьи внутренности. Эту сажалку держали и при матушке, чтоб всегда иметь под руками живую рыбу. Даже живя у берега огромного красивого озера, не всегда может быть было иметь к столу неплохую рыбу Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10: то улов оказывался нехорошим, то попадалась только маленькая рыба. А в сажалку стоило опустить сачок, и из него выбирали то, что необходимо, а остальное снова кидали в воду. Крестьянам ловить себе рыбу Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 из сажалки было строго запрещено. Нам, детям, дозволялось удить в ней рыбу удочкой. В 1-ый же раз, когда я попробовала это делать без няни, я поскользнулась и свалилась в сажалку. Это не напугало Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 меня; у берега было мелко, и я тотчас выбралась на землю, но Домна, увидав мое испачканное платьице, пребольно стала обдергивать меня. До той поры я даже от матушки не испытала ничего Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 подобного, а здесь вдруг -- "обычная баба смеет меня, даму!..". И я ринулась с жалобой к Нюте, которая постращала за это Домну тем, что, если она позволит для себя еще чего-нибудть в Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 таком же роде, это будет доложено матушке. Переодевая меня, Домна осыпала меня градом упреков, называя "ябедницею" и "наушницею". Я и это побежала передать сестре; но та за это уже побранила меня, указывая на Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 то, что она с Сашею нередко замечают, что прислуга делает не так, как надо, но никогда не доводят этого до сведения матушки; при всем этом она прибавила: "В особенности няня не терпит Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 тех, кто сетует..." Последнее замечание произвело на меня сильное воспоминание: идея, что няня может разлюбить меня, если я передам кому-нибудь о том, что мне сделали что-либо противное, так ужаснула меня, что Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 я здесь же отдала для себя слово никогда никому ни на что не сетовать.

   У нас готовился рекрутский набор. Всеобщей воинской повинности тогда не было; дворяне и негоцианты не Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 должны были служить. Когда объявляли новый набор, помещики должны были доставить в рекрутское присутствие известное количество рекрут2. Тот из фермеров, на кого падал жребий, отбывал солдатчину в продолжение 25 лет, а в случае какой Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10-нибудь провинности и всю жизнь, -- как следует, его навечно, а то и навечно, отрывали от собственного гнезда и хозяйства, от собственной деревни, от супруги, мамы и деток, от всех привычек, с которыми он Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 сроднился, и кидали в среду еще больше жестокую, чем была даже крепостническая среда тех пор.

   Более страшно было и положение супруги рекрута: когда супруга уводили "на чужедальную сторонушку", как об этом говорилось в Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 народных песнях, его супруге некуда было деться, и она волей-неволей оставалась в его семье. Какова даже в текущее время жизнь молодухи, попавшей в семью свекра, в какой живут несколько его отпрыской Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 с своими супругами и его незамужние дочери, можно созидать из профессиональной драматической поэмы К. И. Фоломеева "Счастье"3. В ней реально, глубоко правдиво и в художественных видах изображена горе-горькая толика Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 юный дамы в доме свекра и свекрови. Но в собственном произведении г. Фоломеев дает описание жизни современных фермеров, никогда не испытавших гнета крепостничества, характеры которых со времени освобождения должны были очень смягчиться н очеловечиться Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 под воздействием все нарастающей грамотности, распространения человечных мыслях и постепенного пробуждения от векового сна. Если и в текущее время положение "молодухи" в семье супруга так страшно, как изображено в Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 драме "Счастье", то можно для себя представить, каково оно было в то отдаленное, ожесточенное крепостническое время, да еще тогда, когда супруг, ее единственный заступник, уходил в бойцы. "Солдатка", как тотчас начинали именовать Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 ее, слезами и кровью омывала каждый кусочек хлеба: изнемогая под бременем непосильного труда (на нее наваливали в семье самую томную работу), изнывая от брани и упреков золовок, поедом евших ее, страдая от Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 побоев свекрови и свекра, а часто и от зазорных преследований последнего, она бежала веселиться на сторону, становилась запивохой и совсем развращалась.

   Бот почему таковой кошмар обхватывал как того, кого сдавали в бойцы, так и его Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 супругу и его близких, вот почему тот, на которого падал тяжкий жребий быть бойцом, "удирал в беги", а бывало -- и лишал себя жизни. Как тех, у кого укрывались беглецы, так и Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 самих их безжалостно наказывали. Вследствие этого изредка находились охотники, решавшиеся прятать у себя беглецов, а поэтому последние в большинстве случаев прятались в лесах, канавах и в полуразвалившихся, заброшенных, постройках. Когда наступало Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 время рекрутского набора, не только лишь дамы да и мужчины, как господа, так и крепостные, не решались ходить в лес в одиночку.

   В один прекрасный момент, когда после рекрутского набора прошел с месяц и Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 няня была уже дома, мы как-то гуляли с нею неподалеку от нашего дома. Только-только мы успели перейти мостик, переброшенный через овражек, как из-под него стало выползать и приподниматься какое Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10-то ужасное существо, которое в первую минутку даже тяжело было признать за человека: оборванные лохмотья, которыми он был прикрыт, волосы на голове, лицо -- все представляло некий огромный ком грязищи. Во Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 всей фигуре этого злосчастного выделялись только его глаза, бегающие из стороны в сторону, как у затравленного зверька, и рот, обрамленный гнойными струпьями. При нашем приближении он желал заговорить, но издавал только гортанные звуки. Я Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 так ужаснулась, что ринулась бежать, вскочила на крыльцо дома и села на ступени с очень бьющимся сердечком. Когда через некое время пришла няня, слезы градом катились по ее щекам Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10. Из ее разговора с матушкой я сообразила, что это был беглый из имения верст за 30 от нас, что он хоронится от людей уже больше месяца, до кошмара оголодал и охолодал и сейчас идет в город Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 "заявиться", другими словами отдаться в руки властям. Няня умоляла матушку дать ему возможность "силушки набраться", чтоб до городка дотащиться. Она получила разрешение взять из хозяйства все, что отыщет нужным Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, но матушка заявила няне, что она должна переговаривать с ним так, чтоб никто этого не увидел, по другому она будет в ответе за пристанодержательство.

   Когда объявляли рекрутский набор, наши фермеры по собственному приговору Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 назначали, кому быть рекрутом, и сами зорко следили за тем, чтоб соблюдалась очередь. И, невзирая на это, родственники кандидата в рекруты-- его отец, супруга, мама -- приходили к матушке, падали перед нею на колени Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, гласили о несправедливости "мира", слезно молили ее не отдавать их отпрыска в бойцы, указывали крестьянскую семью, которой легче будет перенести отсутствие излишнего работника. Но матушка отклоняла все подобные ходатайства, не хотя Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 вмешиваться в постановления мира (сельского общества). Многие помещики не следовали этому правилу и отдавали в рекруты фермеров, чем-нибудь провинившихся перед ними. Помещик, недовольный своим крепостным, часто даже ранее рекрутского набора высылал его Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 в воинское присутствие и получал за него рекрутскую квитанцию, которую продавал заурядно за достаточно высшую стоимость.

   На того, кому предназначалось быть рекрутом, немедля надевали ручные и ножные оковы и сажали в необыкновенную Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 избу. Это делали для того, чтоб помешать ему покончить с собою либо бежать. С этою целью несколько человек фермеров садились с будущим рекрутом в избу и проводили с ним всю ночь, а на Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 другой денек ранешным с утра его отвозили в городское присутствие. В эту ночь охранника не могли задремать ни на минутку: невзирая на то что вновь назначенный в рекруты был в оковах, они Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 боялись, что он как-нибудь пропадет при помощи собственной родни. Ну и может быть ли было им уснуть, когда вокруг избы, в какой стерегли злосчастного, всегда раздавались вой, плач, рыдания, причитания... Тот Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, кто имел несчастье хотя раз в жизни услышать эти раздирающие душу крики, никогда не забывал их.

   В тот раз, о котором я говорю, набор рекрут происходил во время няниного Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 отсутствия. Я уже спала, как вдруг до меня донеслись ужасающие крики. Я пробудилась и начала звать Домну, но она не отзывалась. Тогда я, ощупав ее кровать и убедившись, что ее нет со Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 мной, накинула на себя что попало под руку и выбежала во двор: дверь дома оказалась незапертого.

   Немножко светало. Я пошла туда, откуда раздавались голоса, которые и привели меня к бане, впритирку окруженной народом Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10. Из единственного ее малеханького окошечка по временам ярко вспыхивал огнь лучины и освещал то кого-нибудь из сидевших в бане, то одну, то другую группу снаружи. В какой-то из них стояло Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 несколько фермеров, в другой на земле посиживали юные девицы, сестры рекрута; они вопили и причитали: "Братец наш милый, на кого ты нас покинул, горемычных сиротинушек?.." В сторонке посиживало двое стариков: мужчина Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 и баба -- предки рекрута. Старик вглядывался в окно бани и сокрушенно покачивал головой, а по лицу его супруги и по ее плечам капала вода: ее только-только обливали, чтоб привести в чувство, Она не Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 двигалась, точно вся застыла в недвижной позе, глаза ее смотрели вперед как-то глупо, как может глядеть человек, вялый от мучения, выплакавший все свои слезы, потерявший в жизни всякую надежду. А Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 около нее юная супруга грядущего бойца отчаянно убивалась: с растрепавшимися волосами, с лицом, распухшим от слез, она то кидалась с рыданием на землю, то разламывала руки, то вскакивала на ноги и кидалась к двери Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 бани. После длительных просьб впустить ее, дверь в конце концов отворилась, и в ней показался предводитель Лука: "Что ж, молодка, ходи... на последях... Пущай и старики к отпрыску идут!.." За Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 вошедшими проскользнула и я. В первую минутку на меня никто не направил внимания. Я смотрела то на охранников, сидевших по лавкам, то на молоденькую даму, рыдавшую у ног супруга. Но вдруг Лука, заметив Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 меня, всплеснул руками: "Дама! да что вы?.. Ведь Домне-то здорово за вас влетит!.." Прибежала и Домна и потянула меня домой, бесцеремонно ругая меня за своеволие. Во мне снова вскипел дворянский Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 гонор, -- матушка не могла его вытравить: он внедрялся веками и всею совокупой фактов крепостнической среды. Я пустилась в перебранку с "подлянкой", которая осмелилась так гласить со мною. Но она, не обращая внимания Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 на меня, стащила с меня платьице; я снова очутилась в кровати, а горничная опять удрала. Но крики со двора раздались вдруг с таковой силою, с такою болью сжали мне сердечко, что Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 я снова выбежала на крыльцо. Сейчас я увидала уже запряженную тележку. Рекрут в сопровождении охранников был во дворе; к нему подходили родственники, вереницей, по степени родства, лобзались с ним трижды то в одну Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, то в другую щеку, кланялись ему до земли; он отвечал им этим же и, отвесив последний земной поклон сходу всем присутствующим, сел в тележку, в которую вкупе с ним влезли еще Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 двое фермеров. В этой массе я увидела и матушку. Плач, рыдания, крики и причитания кругом так потрясли меня, что я ринулась к ней со слезами. Матушка была очень взволнована и не направила внимания Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 на то, что я расхаживала здесь в такое преждевременное время. Я приставала к ней с расспросами, для чего она дает в бойцы Ваньку, которого все так жалеют. Из ее разъяснений я сообразила только одно Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10: что рекрутский набор наносит большой вред ее хозяйству, и уже никак не она в нем виновата, а что есть кто-то повыше ее, кто просит этого.

   Никто в доме длительно не Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 знал о моей ночной экспедиции, -- и это понятно: крепостные без последней необходимости никогда не подвергали горничную барскому гневу. Эта ужасающая сцена отдачи в рекруты много лет приходила мне на память, часто Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 смущала мой покой, заставляла меня разламывать голову и расспрашивать у многих, кто же виновен в том, что у мамы отымают отпрыска, у супруги -- супруга и отвозят в "чужедальную сторонушку"?

   Нянино отсутствие Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 уже приближалось к концу, как вдруг в один прекрасный момент матушка получила приглашение от знакомых, живших от нас милях в 30, приехать с Нютою к ним на именины. И обе они длительно при мне совещались Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 о том, принять ли им это приглашение либо отрешиться от него. Из этих дискуссий я сообразила, что матушка вожделеет отправиться в гости, чтоб кое с кем побеседовать о делах и Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 чтоб дать возможность Нюте, которая вечно посиживает дома, рассеяться и познакомиться с обществом, а может быть, и потанцевать. При всем этом обо мне никто из их и не вспомнил. На мой вопрос, отправлюсь ли и Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 я с ними, матушка как-то переконфузилась и ничего не ответила, а сестра взяла на себя роль старшей и, обращаясь ко мне, наставительно отчеканила: "Там нет малышей... да тебя туда никто Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 и не приглашает!.." Я расплакалась. Матушка подсела ко мне, нежно стала разглаживать по голове и утешать, но потому что в ее словах все-же не было обещания взять меня с собою, то они Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 еще больше усилили горечь и обиду. Мне так хотелось сказать ей в эту минутку много, много горьковатых вещей, но я не высказала их: я была уже приучена к известной сдержанности Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 и к тому же не искусна формулировать того, что просилось на язык.

   И этот новый факт совсем укрепил меня в мысли, что матушка совершенно меня не любит, что в других семьях Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, к примеру у Воиновых, мама еще более хлопочет о собственных детях... В особенности возмущалась я тем, что меня оставляют дома одну с Домною, которую я не вытерпела, которая вечно оскорбляла меня, которой Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 в доме никто не доверял. Чем больше я задумывалась об этом, тем больше меня обхватывал кошмар остаться с нею вдвоем. "Я сгорю, -- начала я всхлипывать, -- как сгорела Нина!" И я горько и неутешно плакала Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10. Возможно, чтоб успокоить меня, матушка позвала Домну и стала при мне строго приказывать, чтоб она не осмеливалась во время ее отсутствия оставлять меня одну хотя на минутку. Домна, по обыкновению, завопила: "Да лопни Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 мои глаза... Да провались я скрозь землю... нежели я, означает, хоть на сикунд отлучусь..." Матушка заявила, что она вернется через два денька, и распорядилась, чтоб я не выходила из Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 дому в дурную погоду.

   Как закончил раздаваться гул колокольчиков отъезжавших, Домна немедля втащила в детскую корзину с моими игрушками, представлявшими быстрее пародию на их: здесь были скляночки, емкости, бумажные коробки от фармацевтических средств Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, поломанные карандаши, тетрадки из желтоватой бумаги домашнего изготовления, рваные куколки из тряпок, камни, обрубки дерева и тому схожий хлам. Меня очень изумило, что горничная .вожделеет запрятать меня в детскую, комнату с Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 одним окном, выходящим во двор, совсем темную в этот сырой денек, а поэтому я немедля перетащила в залу корзину с своими богатствами. Тогда она решительно заявила, что я должна оставаться до обеда в Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 детской, потому что она будет мыть полы в зале, и с сердечком потащила мою корзину назад. Сознавая, что я полностью нахожусь в ее власти, я покорилась собственной участи. Не имея ни Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 игрушек (мой хлам не заслуживал этого наименования), ни другого занятия, я села у окна и стала мыслить о собственной горьковатой доле: "Почему маменька не выслала меня на это время к Воиновым, где я Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 могла бы забавно провести время с детками? Куда ей мыслить обо мне! Ей жаль оторвать для меня от работы человека! Если после отъезда няни я провела у Воиновых 1-ое время, то, возможно Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, благодаря тому, что на этом настояла та же няня... Разве "она" (так на уровне мыслей я называла свою мама) задумывается обо мне!.." Эти сумрачные мысли и кошмар одиночества и заброшенности так Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 мучительно больно сжимали мое сердечко, что я ринулась на колени перед видами и начала жарко умолять бога, чтоб он принудил матушку обожать меня, чтоб няня совершенно оздоровела, чтоб она никогда более не Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 уходила. Скрип закрываемой двери на темной лестнице принудил меня вскочить на ноги. "Как! -- задумывалась я,-- неуж-то Домна оставляет меня во всем доме совсем одну?" Чтоб убедиться в этом, я побежала осматривать комнаты. Оказалось Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, что она совсем не собиралась мыть полы и вправду ушла из дому. "Для чего же это ей пригодилось выпроводить меня из парадных комнат?" Я возвратилась в детскую и стала глядеть в Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 окно, напротив которого во дворе стоял сарайчик. Скоро из него вышла Домна в сопровождении Федора, ее супруга, и Фильки, еще юного парня, который до этого был у нас казачком. Поговорив меж собой у двери Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 сарая, они двинулись к темной лестнице нашего дома. "Как, все они трое идут в дом? Для чего?" -- и меня окутал смертельный кошмар: никогда ни один крестьянин не смел заходить в комнаты Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 нашего дома, если у него не было последней необходимости переговорить с матушкою, ну и об этом еще должны были за ранее сказать няне и попросить ее доложить об этом "барыне". И Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 вдруг сейчас, когда все отлично знают, что "наши" уехали, к дому направляется сходу двое фермеров в сопровождении горничной... "Они, наверняка, желают уничтожить меня!" -- вдруг мелькнула у меня одичавшая идея, и я мгновенно Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 выскочила из детской, забежала в спальню мамы (комнату около столовой) и стала за дверь, захлопнув ее за собою. Мне казалось, что таким макаром я устроила себе надежную засаду... "Никто из их Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 не догадается,-- думалось мне, -- что я нахожусь тут, а если кто и войдет сюда, то открываемая дверь закроет меня в уголку от моих преследователей". Я считала себя в безопасности и, несколько успокоившись от первого испуга Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, приложила глаза к большой щели у ручки двери, желая следить за тем, что люди собираются делать в столовой: топот их ног демонстрировал мне, куда они направлялись. И вдруг я увидала Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, что Федор, Филька и Домна прямо подошли к шкафу, в каком хранился сахар, чай, баранки и т. п. Филька вытащил из кармашка несколько ключей и стал пробовать, который из их подойдет к Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 замку, но ни один, видимо, не годился. Тогда Федор вытащил из-за пазухи инструмент, подпилил им один из ключей и открыл шкаф. Но когда Филька с грохотом начал вываливать из жестянки Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 колотый сахар в передник Домны, мне снова сделалось как-то страшно, я вскрикнула и полезла под кровать. Все трое кинулись в мою комнату, и Домна за платьице вынула меня из-под кровати еле Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 живую и желала поставить на ноги, но я тряслась с головы до пят и, как опьяненная, шаталась из стороны в сторону. Тогда Федор, здоровый и высочайший крестьянин, схватил меня на руки и понес Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 в гостиную к виду; за ним двинулись и другие.

   -- Крестись, дама! перед святою богородицею побожись, что не съябедничаешь, что ни единой душеньке не расскажешь, что лицезрели твои глазыньки... Ну же Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, сказывай! Крестись! -- С этими словами приставал ко мне то один, то другой из их. Я делала все, чтоб исполнить требование, но спазмы сжимали мне гортань, я не могла произнести ни 1-го звука, приподнимала руку Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, чтоб перекреститься, но она падала сама собой. Все трое решили тогда, что я "дюже спужалась". Не выпуская меня из рук, Федор отдал приказ Домне вылить мне на голову "кукшин воды", что Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 и было исполнено, потом мне велено было "выпить водицы", и меня уложили на диванчик. Домна подложила мне под голову подушку, нежно гладила по голове, а другие стояли здесь же, уговаривая ничего не страшиться Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10: "Вот те Христос... пальцем не тронем..." Пошептавшись в сторонке меж собою, все они трое вышли из гостиной. Не знаю, вынимали ли они чего-нибудть из других комодов и шифанеров, но я длительно лежала Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 одна, прислушиваясь к тому, как они хлопали дверцами то одной, то другой комнаты, как раздавались их шаги. Когда они снова вошли ко мне, я уже посиживала на диванчике. Они отдали Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 приказ мне стать на колени перед образом, у которого Домна тотчас же зажгла лампадку, и произносить за Федором клятву: "Даю клятву перед тобой, королева небесная,как и перед всеми, какие есть, святые угодники и Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 святители, что я ни в жись ни словечком не обмолвлюсь ни маменьке, ни сестрицам, ни братцам, ни нянюшке Марье Васильевне и ни кому другому о том, что лицезрела и что Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 со мной без моей маменьки приключилось..." Я крестилась и, дрожа и глотая слезы, повторяла все, что мне приказывали. Когда я кончила клятву, Федор как-то заботливо и бережно усадил меня в кресло, потом все Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 трое окружили меня и, точно состязаясь друг перед другом в придумывании ужасных стращал, стали стращать меня за нарушение клятвы всем, что каждому из их приходило в голову. Один грозил чертями с Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 страшнеющими хвостами, которые в аду принудят меня лизать раскаленную сковороду, другой -- бабою-ягою, которая будет толочь меня в ступе, 3-ий стращал, что снесет меня на погост к покойникам, но здесь я в страхе Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 вскочила, побежала в детскую и ринулась на кровать. Никто из их не последовал за мною, и я могла рыдать сколько желала.

   Это событие потрясло весь мой организм: когда через некое время Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 в мою комнату вошла Домна, она, видимо, ужаснулась, заметив, как меня трясет лихорадка, как стучат мои зубы. Она бережно укрывала меня, нежно называя собственной "ласточкой", "касаточкой", "звездочкой", но это только усиливало лихорадку. Тогда Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 она призвала кухарку, и обе они длительно стояли около меня, расспрашивали, что у меня болит, но я упрямо молчала, и они распоряжались мною, как желали: вливали в рот освященную Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 воду, заполняли ею свои рты и обрызгивали меня, растирали ноги, клали на голову влажные тряпки. К ночи у меня явился жар: я то засыпала, то впадала в безотчетное состояние, но, когда приходила в Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 себя, я всегда лицезрела впереди себя испуганное лицо Домны, слышала нежные эпитеты, которыми она осыпала меня. На другой денек я ощущала себя до таковой степени разбитой, что не только лишь не Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 могла встать с постели, да и пошевельнуться. В таком же томном, полусознательном состоянии я провела и вторую ночь, но на последующее утро ощутила себя лучше, заснула и прочно проспала до самого вечера Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10. Когда я пробудилась, в комнате было уже мрачно; я спросила Домну, которая стояла около, -- возвратились ли наши? Заместо ответа она стала целовать мои руки и умолять прочно держать данную мною клятву. В это время Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 раздались звуки колокольчика. Домна вытерла мне лицо влажным полотенцем и потащила с постели; одеваться мне не приходилось: я оба денька пролежала одетою.

   Мне совершенно не хотелось встречать возвратившихся, но пришлось уступить не Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 то просьбам, не то требованиям Домны, и я вошла в переднюю. Свет зажженной сальной свечки меркло освещал комнату, в какой матушка уже снимала с себя верхнюю одежку. Ей некогда было говорить Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 со мной: в не закрытые еще двери фронтальной уже заходил предводитель по какому-то неотложному делу. Но когда подавали ужин, матушка увидела, что я ничего не ем, и обратилась с вопросами по Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 этому поводу и ко мне и к Домне, которая отвечала ей, что оба денька я сетовала на голову.

   -- Что все-таки ты молчишь? -- отдала матушка на меня сердитый крик. -- До сего Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 времени изволишь дуться, что мы не взяли тебя с собою? -- Этим ограничились ее дискуссии со мной, ее ласковый материнский привет после двудневного отсутствия.

   Только-только я успела одеться на другой денек, как раздался вопль Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10: "Няня приехала!" Я ринулась к ней, но от волнения не могла выговорить ни слова, только давала ей целовать и обымать меня.

   -- Сказывай же, Нюточка, -- засыпала няня вопросами сестру, -- была ли весточка Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 от Шурочки, что поделывают Андрюша и Заря? Что они пишут, мои голубчики?-- В то время как Нюта хаотично отвечала на ее вопросы, желая все сходу передать и поскорее познакомить ее со всеми нашими новостями Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, она то и дело обхватывала мою голову руками и осыпала меня поцелуями, пристально заглядывая мне в глаза. -- Господи! С нами крестная сила! Да что с тобой, Лизуша? Отчего ты так Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 похудела и побледнела? Больна была, что ли?

   Сестра отвечала, что я похудела оттого, что очень тосковала по ней, да еще эти деньки, возможно, злилась на то, что матушка не взяла меня с собой Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 в гости, куда меня никто не звал. Но здесь возвратилась матушка, начались опять поцелуи, спешные расспросы, дискуссии... "Но, -- увидела матушка, всматриваясь в няню,-- если ты и поправилась, то сильно мало..." Потом было Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 приступлено к чтению детских писем, приобретенных во время няниного отсутствия.

   Дурная погода не позволила матушке отправиться на луг после обеда, и мы весь денек до вечера просидели вкупе, слушая нянины рассказы о посещении Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 киевских мощей и святынь, о дорожных приключениях во время путешествия в Киев.

   В этот счастливый для меня денек, когда наши наперебой болтали меж собой, я молчком услаждалась сознанием присутствия моей дорогой Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 няни. Но когда после ужина мы остались с нею вдвоем, она впритирку приступила к расспросам о том, что было со мною со Денька ее отъезда. Я охотно говорила ей о собственном Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 пребывании у Воиновых, не умолчала и о рассуждениях Ковригиной. Няня на данный момент же в реальном свете представила мне причину дурного отзыва этой особы о моей мамы, чем отняла у меня возможность Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 подкреплять мое неблагоприятное мировоззрение о ней словами таковой личности, как Ковригина. Если няне и не всегда удавалось обездвиживать мои дурные чувства к мамы, то, по последней мере, своими объяснениями она заурядно Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 ослабляла их силу и остроту. "Сердчишко-то у тебя горячее,-- гласила она, лаская меня, -- а мамашенька-то у тебя деловитая, на ласку жадная, ну и нет у нее времечка поболтать с тобою, -- вот ты Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, как крючок, и прицепляешься к ней, во всем винишь ее..." И она начала настаивать, чтоб я сказала ей обо всем, что еще было со мною в ее отсутствие. Не в особенности Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 охотно, но чистосердечно поведала я ей о том, как провела ночь перед отправкою рекрута в город. Удивилась и очень огорчилась няня, что Домна "осмелилась" бросить меня ночкой одну. Но уже последующие рассказы я продолжала Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 все более запинаясь, конфузясь и в конце концов начала уверять ее, что больше ничего не было со мною. Возможно, я утверждала это очень неуверенно, потому что няня произнесла мне Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, что, правильно, я успела за этот период времени разлюбить ее, если не могу как и раньше гласить с нею откровенно. Я ринулась обымать ее и уверять в неприятном, говоря, что если б я все, все Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 поведала ей, она сама именовала бы меня "наушницею"...

   -- Не могу же я говорить всего: ведь за нарушенную клятву меня бог покарает!..

   -- Что, что ты говоришь? -- в неописанном страхе спрашивала Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 няня, осознав, возможно, в эту минутку, что со мной случилось что-то необыкновенное. -- Как! С тебя брали даже клятву? -- И она еще посильнее стала настаивать на том, чтоб я во всем созналась ей Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10.

   Мемуары только-только пережитого, кошмар нарушить клятву, а не нарушив ее -- возбудить омерзение к для себя няни, привели меня в полное смятение: я ринулась в ее объятия и, конвульсивно вздрагивая, длительно Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, длительно плакала на ее груди.

   -- Разве не тяжкий грех, -- спрашивала я ее, когда несколько успокоилась, -- нарушать клятву, которую человек дает перед видами, да еще при зажженной лампадочке?

   Няня ординарными и понятными примерами из жизни Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 растолковала мне, что клятву можно брать только со взрослого, что нарушать ее, вправду, порочно, но что еще больше ужасен грех того, кто берет какую бы то ни было клятву с малыша. Такими клятвами Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, да еще при зажженной лампадочке, гласила она, можно испугать малыша до родимчика и выслать его на тот свет, а убийцу невинного малыша бог наказывает еще строже, чем убийцу взрослого человека Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10.

   Это облегчало мою задачку, и я готова была уже все открыть, как вдруг вспомнила, что если бог меня и не покарает за нарушение клятвы (я находила, что няне это, естественно, должно быть лучше понятно Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, чем Домне и ее пособникам), но зато сами они могут мне отомстить: я не веровала в бабу-ягу, но идея быть брошенной на кладбище, посреди мертвецов, леденила мою кровь.

   Но няня не Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 отыскала необходимым подольше приставать ко мне: возможно, измученная и моими слезами, и дорогою, она стала торопить меня раздеваться, говоря, что "утро вечера мудреней". Я была так утомлена, что на Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 данный момент же уснула, но пережитое тяжелое событие стало передо мной во сне во всем собственном несказанном страхе, и я начала бредить, рыдать, орать. Няня разбудила меня и, когда я пришла в себя, положила меня Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 с собой в кровать и начала опять настаивать, чтоб я поведала все, как было, уверяя, что она уже все знает, -- я выдала ей в бреду собственный секрет; она убеждала, что Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 вожделеет только от меня самой слышать все по порядку, что после чего у меня станет просто на душе, и я сладко засну.

   Кстати замечу, что пережитые мною в ранешном возрасте томные приключения крепостнической эры Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, также из ряду вон мое грустное положение в доме после погибели няни на всю жизнь оставили глубочайший след в моем организме; при всяком волнении я во сне бредила, с Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 кем-нибудь спорила и разговаривала, орала и рыдала, -- одним словом, всегда два раза переживала все, что меня тревожило.

   Может быть, что из тогдашнего абсурда няня ничего не сообразила, не считая того, что со мной Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 случилось что-то гнусное, но она пользовалась им, чтоб вынудить меня признаться во всем. Взяв с нее слово, что она не будет считать меня "кляузницею" и "наушницею" и не разлюбит за это Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, как задумывалась я со слов сестры Нюты, я передала ей все, что со мной случилось без нее. Когда я кончила, она точно забыла меня, -- длительно не отвечала на мои вопросы Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, а только с страхом повторяла: "Боже мой, боже мой!" Когда я снова напомнила ей о для себя, она начала гласить мне о том, что я совершенно некорректно сообразила Нюту насчет того, что она Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 гласила мне о кляузах и наушничестве. "Когда прислуга грубит,-- разъясняла она, -- либо не очень аккуратненько делает приказание, не следует из-за этого сердиться, а тем более сетовать старшим: устают люди, много у их работы Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, вот и необходимо их пожалеть!.. Другое дело то, что было с тобой! Ты сделала большой грех перед матушкой, что утаила от нее о воровстве, скрыла злодеяния ее рабов, -- ведь это уже Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 заправское грех, что они заставляли тебя произносить клятвы перед видами да всячески стращали". Но она здесь же успокоила меня, говоря, что бог простит меня за все поэтому, что я делала это "по Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 детскому недомыслию" и что мне нечего страшиться этих "воров": они решительно ничем не могут мне отомстить, и строго отдала приказ мне ни с кем более об этом не гласить; сейчас Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 все это она уже сама уладит так, как отыщет нужным. При всем этом она вдруг добавила, что мне давным-давно пора начинать обучаться: "Сашу, -- как она гласила,-- бог одарил огромным мозгом, да и Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 через книжки этого мозга ей много прибыло. Ты ведь уже не малая, -- должна осознавать, какова у нас Саша: такая молодая, сама еще обучается, а семье помогает... Ах так бог да книжки вразумляют!.. Ну, и Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 ты не лыком шита: поучишься наукам -- поумнеешь, усвоишь, что нужно скрывать, а чего нельзя... А то этак всякий тебя застращает до смертушки или до калечества".

   На другой денек было воскресенье; днем няня Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 попросила матушку о дозволении ехать со мною в церковь, отслужить молебен до моих занятий. Любая мама, возможно, была бы оскорблена тем, что полуграмотная няня припоминает ей, образованной даме, о ее прямых Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 обязательствах. Но матушка была далека даже от тени материнского самолюбия: она отлично сознавала, что вся ушла в хозяйство, делает много упущений в воспитании собственных малышей и очень опоздала с моим обучением, а поэтому Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 отвечала ей совсем простодушно: "Ну, уж ты, суета-Егоровна! Не успела после дороги выспаться, а уже за хлопоты принялась!" Матушка с глубочайшим чувством признательности всегда вспоминала о няне и нередко говаривала мне Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 потом: "Поверишь ли, -- это был реальный ангел-хранитель моих деток, просто некий гений заботливости: я все более заходила в роль хозяина-мужчины, а она -- в обязанности мамы".

   Когда мы одевались, чтоб ехать Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 в церковь, в детскую вошла Домна и шутливо спросила няню, привезла ли она ей обещанный подарок. "Привезти-то привезла,-- было ей ответом, -- но не отдам его для тебя... В нехорошем виде Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 сдала ты мне даму: и похудела она у тебя, и побледнела, а что ужаснее всего -- орет ночами, бредит, целые дискуссии говорит! Должно быть, чем-нибудь у тебя она до погибели напугалась Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10..."

   Домна не могла даже скрыть собственного смущения и молчком вышла из комнаты.

   Невзирая на свою кротость, поразительную доброту и незлобивость относительно всех без исключения, как "господ", так и служащих, няня сейчас, должно быть Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, твердо решила если не покарать Домну и ее сообщников за выходку со мной, то, по последней мере, очень припугнуть их. Когда мы возвратились из церкви, Домна накрывала на стол, а няня что-то Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 приводила в порядок в шкафу. Вдруг она начала то отпирать, то запирать его на ключ и прочищать замок.

   -- А ведь здесь кто-то подурачился! -- проговорила она.-- Скажи-ка, Домна, супругу, чтоб Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 он сейчас позвал ко мне слесаря, -- я ему другие замки закажу. Домашних-то воров я не боюсь, -- у меня все на счету: на всякой провизии свою метку кладу, а новые замки желаю Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 сделать, чтобы в соблазн не вводить.

   -- Выходит, Марья Васильевна, потопить меня порешили! Что ж, нашего брата не тяжело погубить.

   -- Сама знаешь, -- этого что-то со мной не бывало!.. А ведь Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 я уж много лет с вами живу! Только и нечисти в доме не допущу!.. А ты лучше бы сама во всем повинилась... Дама вот закрывается, гласит, что с нею ничего не было, а Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 сама во сне орет на весь дом! Смотри, Домна: сейчас у ней перескочит одно словечко, завтра другое -- так все и обнаружится... Ну и больно она похудела, извелась, точно от долгой заболевания!.. Уж здесь у Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 вас было что-то неладное...

   Домна ни перед кем "не повинилась", но длительно прогуливалась как опущенная в воду. Няня никому не гласила об инциденте со мной и открыла его только матушке перед Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 собственной кончиной, боясь, что без нее я снова попаду на руки той же горничной.

   На другой денек после молебна няня отыскала, что я не могу приступить к занятиям, потому Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 что был пн -- тяжкий денек, и матушка полностью согласилась с нею. Зато на последующий денек няня просила Нюту начать со мною заниматься и раз в день проходить несколько букв и слогов, притом обязательно в Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 ее присутствии, чтоб и она, няня, могла приглядеться, как малыша учить следует, а потом просила матушку каждый вечер хотя минут 10 посвящать мне, проверяя пройденное. Чтобы непростой проект моего обучения был применим Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 "начальством" и его не раздражало бы ее вмешательство, она всячески изворачивалась.

   -- Ах так, по моему глуповатому разуму, нужно бы устроить это дельце. Нюточка научит ее нескольким строкам, а я на данный момент же заставлю Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 ее все это затверживать... Уж как к вам-то, матушка барыня, мы явимся вечером отчетец давать, -- все назубок будем знать... Вот вы нас только и будете похваливать...

   -- Знаю, знаю, -- гласила Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 матушка, улыбаясь,-- ведь все эти подходы ты устраиваешь, чтоб твоей любимице от меня как-нибудь наперстком в лоб не влетело! Что все-таки, Нюта, нам с тобой приходится подчиниться предписанию нашего директора!

   Няня раз Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 в день с утра приводила меня к сестре, садилась около и следила за каждым словом, за каждым замечанием моей учительницы. Она, возможно, не достаточно давала бы мне отдохнуть после Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 учения, но в продолжение полутора часа моих занятий, во время которых она безотходно присутствовала, у нее накоплялось много дела по хозяйству, и, как я кончала с сестрой, ей приходилось бежать, чтоб сделать Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 то либо другое распоряжение, выдавать провизию либо исполнить какое-нибудь поручение. Но, закончив свои дела, она на данный момент же засаживала меня за книжку.

   Хотя при обучении грамоте тогда еще не было звукового способа4, но Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 меня и не учили уже, как это было ранее: "аз, буки, веди, глаголь", а просто называли буковкы, но зато терзали сложными слогами. В азбуке, по которой меня учили, четыре-пять Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 согласных нанизаны были на гласную в самом неосуществимом согласовании и сочетании, так, к примеру, "мргвы, ткпру, ждрву" и т. д. Разбирать и произносить эту невероятную ересь было настоящею пыткою, и с меня Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 заурядно пот катился градом при окончании чтения страницы таких языколомных слогов. Если б не мое желание доставить няне наслаждение, я бы так и застряла на этих слогах, что было со многими Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 детками наших соседей, которые остались малограмотными только поэтому, что не могли победить эту премудрость. Няня зорко подстерегала, когда матушка ворачивалась домой, и немедля тащила меня к ней для проверки пройденного. Но потому Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 что я практически назубок зубрила слоги и стремительно читала их, то матушка всегда отпускала меня с миром.

   Время от времени няня после занятий здесь же пускалась в рассуждения:

   -- Ведь как это тяжело Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 ребенку! Ну, для чего это язык-то разламывают? Кажись бы, просто взяли ну и написали какое-нибудь словечко, ну, например, взять хоть бы "книжка" или "стол"... Вот ребенок начитал бы много таких слов Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 и скорехонько выучился бы читать всякую книгу...

   -- Ну уж, милая моя, тот, кто книжку пишет, поумнее нас с тобой, -- возражала ей матушка, не подозревая, что няня своим природным чутьем и здравым суждением была поближе Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 к осознанию соответствующего способа начального обучения, чем она, более либо наименее образованная дама.

   Когда с величавой надсадой и омерзением я покончила с распостылым для меня букварем, меня начали учить письму Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, а для чтения дали "Священную историю" Анны Зонтаг5. Какое это было для меня блаженство! С трудом одолев несколько первых страничек этой книжки, я начала читать достаточно быстро. Няня приходила в экстаз Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10. Ввиду того что у нас в доме совершенно не было книжек для детского чтения, ну и вообщем их тогда практически не было, я раз в день должна была прочесть один рассказ из Анны Зонтаг и Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 несколько страничек из Пушкина, но обязательно все по порядку, что бы ни попадалось: будь то лирическое стихотворение, поэма, роман, повесть. Сейчас я уже с наслаждением шла на урок, а матушка Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 скоро объявила сестре, что нет нужды смотреть более за моим чтением. Мне было допустимо брать все книжки, которые у нас были; но, не считая Пушкина и Анны Зонтаг, у нас были книжки, в каких Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 я не понимала ни слова, притом большая часть из их на польском и французском языках. Зато Пушкина я перечитывала много, много раз и заучивала на память его стихотворения.

   В конце концов Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 решено было расширить курс моего обучения: сестра должна была учить -меня математике, а матушка взялась за преподавание французского языка. Тут-то и началась для меня реальная пытка. Матушке изредка удавалось начать занятия ранее Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 9 часов вечера, другими словами после ужина, когда ее самое клонило ко сну. Вследствие этого она сделала распоряжение будить меня ночкой в четыре часа. В этой антипедагогической, даже и для тех пор Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, мере матушка оправдывалась тем, что, не считая лета, когда она вставала, как и фермеры, с рассветом, в остальное время она должна быть на ногах к 6 часам. Вот она и приказывала Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 будить меня в четыре часа, чтоб, занявшись со мною часа два, поспеть впору на работы. Другого свободного времени у нее не было.

   Когда няня в 1-ый же денек, назначенный для урока французского языка, не Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 могла добудиться меня, матушка, выведенная из терпения, что ей приходится так длительно ожидать, дернула меня за руку так, что я в ту же минутку соскочила на пол нагими ногами. При всем этом няня Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 должна была вылить на мою голову кувшин воды и стремительно вытирать меня. Я одевалась под аккомпанемент матушкиных речей в таком роде: "Различные там миндальности не для нас! Я тоже желаю подремать Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10!.. Очень приятно поутру накинуть на себя пуховый пеньюарчик, прилечь на кушеточку и с серебряного подносика пить жаркий кофеек со сливочками... Ну, да бог нас с тобой достатками оскорбил! Должна еще Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 благодарить его за то, что есть кому поучить тебя хоть ночкой".

   С того времени меня и в морозные, и в более теплые деньки будили в четыре часа ночи и всякий раз окачивали прохладной водой Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 с головы до пят. После занятий мне не мешали поступать, как я вожделела, -- ложиться снова спать либо бодрствовать. Но уснуть я более уже не могла. Хотя, в сути, я спала сейчас немногим Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 меньше, чем до этого, потому что ложилась спать уже в девять часов вечера, но я целый денек прогуливалась совсем сонная, измученная и злосчастная. Естественно, одною из обстоятельств этого было напряженное бодрствование Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 в такое время, когда ребенок должен спать, но еще больше это зависело от нрава преподавания. От того ли, что на уроках французского языка не присутствовала няня (при которой матушка несколько более сдерживала себя Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10), от ее ли необычно запальчивого нрава, от отсутствия ли педагогических возможностей, а может быть, причиною было и то, что она сама мачалась из-за того, что должна истязать родное детище Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 в настолько неподходящее для преподавания время, но она всегда была со мной до невероятности нетерпелива. Эти занятия во всем приносили мне несоизмеримо больше вреда, чем полезности, что увидела в конце концов и сама Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 матушка и в чем откровенно сознавалась мне потом.

   После прохладного обливания от меня добивались, чтоб я как можно быстрее одевалась, но не для того, чтоб я стремительно согрелась (правила простой гигиены практически никому Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 не были тогда известны), а чтоб не заставлять матушку зря терять время. Вследствие этого все было на мне одето кое-как, и я дрожала и от холода, и от раннего пробуждения Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10, и от испуга грядущих занятий. О прическе моей никто не задумывался: "мои всклокоченные волосы падали как попало. Чуток, бывало, во время урока я чего-нибудь не усвою либо отвечу невпопад и невольным движением Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 руки желаю откинуть вспять упавший на лоб клочек волос, как матушка предупреждает это движение, хватает меня за волосы с таким остервенением, что я издаю клики и крики на весь дом Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10. Она еще больше горячится, посильнее дергает меня, толкает со всей силы, осыпает градом колотушек. Время от времени она приходила в такое раздражение, что орала: "Пошла к другому столу, а то я выдеру все Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 твои волосы!"

   У матушки был, как утверждала няня, "отходчивый нрав": она ли делала кому-нибудь проблема, либо Другие огорчали ее, она все скоро запамятовал. И сейчас, ворачиваясь домой, она как и раньше как Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 ни в чем же не бывало благодушно обращалась ко мне. Но на меня эти не испытанные до того времени побои и трепки производили ужасающее воспоминание. До этих злополучных занятий, не считая нескольких Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 толчков от матушки, меня никто пальцем не трогал. Эти побои сейчас вызывали во мне жестоко-неприязненное чувство к мамы. Няня, которая так искусна смягчать, а тотчас и обездвиживать мои дурные Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 чувства, сейчас не могла иметь на меня никакого воздействия: я не слушала, что она гласила мне по этому поводу, а в большинстве случаев зажимала при всем этом уши и кидалась на кровать выплакать свою Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 обиду. Когда матушка заходила в комнату, я выбегала либо старалась куда-нибудь улизнуть, чтоб избежать целования ее руки по утрам, а периодически она не могла достигнуть от меня никакого ответа на Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 собственный вопрос.

   В один прекрасный момент матушка за уроком так сердилась на меня, так орала и стучала кулаком по столу, столько раз прибегала к трепке и колотушкам, что я в конце Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 концов замолчала и не произносила ни слова. Тогда, взбешенная, она вскочила с собственного места, и я уже не знаю, что она желала со мною сделать, но в эту минутку распахнулась дверь, и няня с Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 плачем повалилась ей в ноги.

   -- Матушка, дорогая, пожалейте вы свое родное детище! Может, бог и вправду не наделил девченку разумом насчет французского... Может, она и без него как-нибудь обойдется!

   Матушка Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 стала орать на няню, упрекать ее за баловство, но я в это время успела выскочить за дверь.

   -- Деточка... милая... -- начала няня, подходя ко мне, -- не распаляй сердечка твоего злостью против матушки Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг - страница 10 родимой!.. Смертный это грех, дитятко!..

   Но я отшатнулась от нее с кликом:

   -- Она не мама моя!.. Я ее терпеть не могу!

  

ГЛАВА VI

Замужество сестры и проигрыш брата



e-p-blavatskaya-pisma-iz-pesher-i-debrej-indostana-stranica-6.html
e-p-blavatskaya-prakticheskij-okkultizm-stranica-16.html
e-p-ilin-psihofiziologiya-stranica-11.html